You are currently viewing 21 августа — День поэта

21 августа — День поэта

Ежегодно 21 августа празднуется День поэта. В этот день звучат стихи поэтов в разных уголках земли. Поэты в своих стихах славят свою родину, отчий край, природу, своих любимых, воспевая красоту, свет мира, говорят о важных вопросах бытия. И мы даем слово поэтам Якутии, России.

                                                                                           Моисей Ефимов

Душа человека

Душа человека прекрасна,

Распахнута настежь она

В мир песен и солнечных красок,

И свежести утра полна.

Ей хочется утренней птицей

Весеннее небо обнять,

В просторе лесном раствориться

И радугой просиять.

Ей хочется ягодой спелой

Румянить речной косогор

И снежною скатертью белой

Зимою порадовать взор.

Душа человека всесильна,

Подвластно ей
Все бытие.

Как позднее лето, обильна

Извечная щедрость ее.

Россия

В тот час, 

Когда мне говорят: «Россия»,

Я вижу детство,

Мой родной алас,

Березки робкой

Косы золотые

На солнце северном,

В селе у нас.

Отсюда начинает путь березка

По всем просторам русской стороны,

И в Подмосковье – с красотой неброской

Приходит в край березовой весны.

Скромна и не богата ростом,

Стоишь ты,

Молодой листвой звеня,

Ты девочка – якутская березка,

России  изначалье

Для меня.

Гранту Григоряну, армянскому композитору

Подчас

С целой свитой

Могучих аккордов,

Иной раз

С единственной спутницей – песней

Ты входишь ко мне

И сверкающе хордой

Круг будничных дум

Рассекаешь кудесник.

И гонят печаль мою

Бодрые звуки,

Тоска отступает,

Как волны от мола,

Как будто надежные крепкие руки

Кладешь ты на плечи мне

В час невеселый.

А радость певучая

Рядом с тобою

Бывает певучей и радостней

Вдвое.

«Сердца – это светлые звезды, планеты…

Поэзия  – это полет к ним… ракета!»

Ты слышишь меня?

Понимаешь?

Согласен?..

Как ты ободряешь,

Как голос твой ясен!

Сказали, что прах дорогой

Схоронили,

А я до сих пор,

Хоть и слышал,

Не верю.

То музыкой

Чудной по краскам, по силе,

То песней

Влетаешь ты,

Друг, 

В мои двери.

Памяти героя

Немая мать и ласково, и странно,

Гордясь своим сынком, звала его Эллэ,

А это значит, говоря пространно,

«Еще одним мужчиной больше на земле».

Кто не слыхал о нем, у нас на Яне!

Крылатый богатырь, якутский зоркий ас,

Звериный страх в фашистском черном стане,

Поднявшись к облакам, он вызывал не раз.

Свою любовь мать без остатка сыну

Сумела в душу влить негаснущим огнем,

И тот огонь до капли до единой

Сын отдал за народ, за то, что мы живем.

Как хороши счастливые дни мира

На Яне солнечной, на всей земле родной.

Летят ветра к Алдану, к Индигиру

И песнь поют о том, что жив герой.

Василий Сивцев

Я стану ветром

Я стану ветром и по волосам

Твоим пройдусь, их бережно волнуя,

И жаворонкам в небе повелю я

То досказать, что не скажу я сам.

Я стану ветром и к твоим устам

Прижмусь в коротком, легком поцелуе,

К твоей груди застенчиво прильну я

И вмиг опять, в тоске изнемогая,

Шепну: «Позволь остаться, дорогая,

Тебя еще никто так не любил!»

И, встретившись с твоим ответным взглядом,

Свернусь у ног твоих, затихну рядом

И позабуду, что я ветром был.

С чем, новый век, ты заявился к людям?

С набором войн, аварий, катастроф,

Землетрясений, гибельных ветров.

А, впрочем, не тебя – себя мы судим.

Воистину: как дальше жить мы будем,

Безумия в себе не поборов?

Какие силы мы еще разбудим,

Каких дождемся взрывов и костров?

Неужто гуманоиды-ребята

Космических своих учителей

Однажды спросят:

«Вправду ли когда-то

Была Земля и жители на ней?

Как жили, как питались, одевались?

Куда, в конечном счете, подевались?»

***

По Ильменю озеру якуты шли,

По — зимнему одеты в маскхалаты –

Шли под огнем российские солдаты,

Защитники своей большой земли.

От милых очагов своих вдали

Бой принимать им довелось когда-то,

И моего двоюродного брата

Средь них я вижу в снеговой пыли.

Один из многих, павших на кровавый

Озерный лед, он в мире не забыт.

Под Старой Руссой памятник стоит,

Овеянный солдатской вечной славой.

От всех живущих кланяюсь вам я

Якутии, России сыновья!

Иван Гоголев

Я – природа

Мир – это я. И я – природа.

Наверно, пахну, как река.

Смолой и свежестью восхода,

Хмельной прохладой ветерка.

Я мглу расталкиваю, властный

Костер гляди, моя рука

Сказ  о жар-птице, отблеск красный

Бросает вдаль, за облака.

Могу полночной тишью стать я

И колыбель зари качать,

Как радуга, могу в объятья

Полнеба взять, полмира взять!

Я – серп луны на небосклоне,

Чьи тени тайнами полны.

Беру туманы я в ладони,

Дарю несбыточные сны.

Лесные темные озера –

Полночных лебедей вода,

Звезда над черной кромкой бора,

Любви несбыточной звезда.

Дождь, исцеляющий от жажды,

Лед, полыхающий огнем…

Мир – это я. И в нем умру однажды

И сотни раз воскресну в нем.

Не верю я ни в чьи наветы

И не страшусь ничьих похвал:

Влюбляться в снежные рассветы,

Да в сосны только бог бы дал!

Мир – это я. И я – природа.

И бой, и труд нам по плечу.

Хочу я петь лучом восхода,

Закатом плакать не хочу.

Отрывок из романа в стихах «Солнечная гора»

…Слышал я одну легенду:

Где – невесть — горит с утра

Не придуманная кем-то

Лучезарная гора.

Солнце, свив гнездо свое,

На вершине обитает:

Белый снег на гребне тает,

Злой туман щадит ее.

И чубуку к ней не допрыгнет,

И орел не домахнет…

Высоты ее достигнет –

Только храбрый, только тот,

кто собой пренебрежет.

Есть вершина золотая!..

Нелегко ее найти:

Трусу, подлецу, лентяю

Нету к той горе пути.

Надо тем, кто к ней идут,

Не жалеть ни сил, ни жизни,

К ней дорога через труд.

К той горе не сыщешь лестниц!..

Друг мой! Время не тяни,

Испытай себя на честность,

Глубже в сердце загляни,

что ты можешь, уясни!

… Знаю я судьбы теченье:

Ждут меня метели, град,

Но свое предназначенье

Ощущать душою рад.

Ни за что и никогда

Не предам мечты высокой:

Грозовой своей дорогой

Я пойду через года.

Вот мое мировоззренье:

Коль не мне, тебе, ему

Распалять в сердцах горенье, —

То на Севере кому

Победить, рассеять тьму?..

Буду я искать повсюду,

Хоть Колумбу – не чета,

Новь, диковинное чудо…

Это чудо – высота!

К ней всю жизнь меня ведет,

Поднимая величаво.

Сердца совесть, а не слава,

Не чины и не почет.

У меня одна дорога –

Пламенея – гордо жить.

Там меня ищи, где много

Дел нельзя не совершить

И больших задач решить!..

Моя мечта 

Моя мечта заветная дерзка –

Когда-нибудь в конце пути земного

Хочу я превратиться на века

В лучи живые солнца золотого.

И ласково рукою с вышины

Качну я колыбель с ребенком сонным:

Пусть видит только солнечные сны,

Пусть вырастет верным сыном солнца.

В саду весеннем встречу я с утра

Седого старца, ладящего улей,

За солнечный посев семян добра

Благодаря сыновним поцелуям. 

И положу венок из солнца весь

На воинские братские могилы.

Под солнцем на земле, горящей здесь,

Бойцы за солнце мирное погибли.

Я заиграю в девичьих глазах –

Чтоб юноше влюбленному предстали

Они звездою яркой в небесах,

Зовущей только в солнечные дали.

У лебедя я вспыхну на крыле.

Пускай летит лучистой высотою,

Напомнив, что на солнечной земле

Мы одержимы солнечной мечтою.

С чем, новый век, ты заявился к людям?

С набором войн, аварий, катастроф,

Землетрясений, гибельных ветров.

А, впрочем, не тебя – себя мы судим.

Воистину: как дальше жить мы будем,

Безумия в себе не поборов?

Какие силы мы еще разбудим,

Каких дождемся взрывов и костров?

Неужто гуманоиды-ребята

Космических своих учителей

Однажды спросят:

«Вправду ли когда-то

Была Земля и жители на ней?

Как жили, как питались, одевались?

Куда, в конечном счете, подевались?»

Живая вода

В зимний вечер снова, дорогая,

Я взойду без стука на порог,

С ног своих устало отряхая

Пыль седую пройденных дорог.

Ветер, вечный спутник мой, упрямо

Будет в дверь царапаться, как пес.

Я опять к тебе вернулся, мама.

Я любовь сыновнюю принес.

Посижу у печки, словно в детстве,

Глядя, как дрова горят в огне.

Ты потом поможешь мне раздеться

И постель сама постелишь мне.

Тихо в доме, только половицы

Нарушают скрипом тишину.

Опустив тяжелые ресницы,

Я забудусь, задремлю, усну.

Где-то далеко, подобно буре,

Волны жизни ходят и бурлят.

Но, не слыша их, глаза зажмурив,

Крепко сплю, как в раннем детстве спят.

В лунном свете, ночью, встанешь рядом

И чужие, новые черты

Материнским, чутким, строгим взглядом

На моем лице подметишь ты.

Будешь долго так стоять украдкой,

Затаив печальный вздох в груди.

Не тревожь мой сон короткий, сладкий,

Подожди, родная, не буди.

Поднимусь на зорьке, солнце встречу,

Дверь ударом настежь распахну,

И, набросив малицу на плечи,

Я уйду искать свою весну.

Знаю, будет путь мой снова труден,

Но душа надеждою полна –

Подарю такую песню людям,

Чтобы к счастью всех она вела.

Раскатившись эхом по равнине,

Может быть, однажды по утру

Эта песня весточкой о сыне

Подлетит и к твоему двору.

Рассказать, что материнской лаской

Ты хранишь меня в беде любой,

Что твоя любовь, как в детской сказке,

Стала для меня живой водой.

                                               

Матери

Мама, мама моя, после всех своих странствий

Возвращусь, как стрела на излете, домой.

И промолвив негромко: «Родимая, здравствуй!» —

Словно в детстве в колени уткнусь головой.

Колыбельную песню не пой мне протяжно

И о девушке тайно не думай порой –

Чернобровой, веселой, — с которой однажды

Ты меня повстречала на тропке лесной.

Мама, мама моя, этим вечером синим

Расскажи про печальную юность свою,

Что, подобно исхлестанной ветром осине, 

Облетела листвою в таежном краю.

Ты в красивый платок нарядиться хотела,

Чтоб на нем во всю ширь – огневые цветы.

Но богатства иного тогда не имела,

Кроме лишь соболиной своей красоты.

На чужих жерновах ты зерно растирала,

Выбиваясь из сил: был не легок твой труд.

И унылая песенка вдаль улетала

Про молочные реки, что где-то текут.

Те молочные реки на солнце сверкали,

Но соленые слезы глаза застилали

И катились тихонько по бледным щекам.

Мне покажется вдруг, что, оставив работу,

Встала ты на далеком, на том берегу.

Где пугливые кряквы, готовясь к отлету,

Собираются в стаи, качая кугу.

Коромысло тяжелое с плеч спустила,

Чтоб озябшие руки дыханьем согреть.

И шумят камыши: «Ты о чем загрустила?

Ты кого в этот час ожидаешь, ответь?»

Если б можно опять свою молодость встретить,

Чтоб ковром расстелился к ногам твоим луг,

Чтобы самые лучшие песни на свете

Веселили твоих голосистых подруг…

Постарела, согнулась. Когда это было?

Не припомню…

Раздумье туманит глаза.

И луна, что чернеющий лес осветила,

Серебро разбросала в твоих волосах.

Перекличку вечерние птицы заводят.

Мама, молодость давнюю ты не зови.

Твоя молодость новою силою бродит

И играет в моей неспокойной крови…

Мама, мама, после всех своих странствий

Возвращусь, как стрела на излете, домой.

И промолвив негромко: «Родимая, здравствуй!» –

Словно в детстве, в колени уткнусь головой.

Литература:

Моисей Ефимов. В краю, где солнце не заходит. Советский писатель, Москва, 1965.

Моисей Ефимов. Спутники над Туймадой. Современник, Москва,1975. 

В.Сивцев. Касанье солнца (сонеты), пер. И.Фонякова. ГУП НИПК «Саха полиграфиздат», 2004.

И.Гоголев. Путь орлов лежит на Север, Москва, Вече, 2018.

Подготовила А.И.Гоголева, к.ф.н.

 107 total views,  2 views today