You are currently viewing С молитвой матери

С молитвой матери

27 ноября в нашей стране широко отмечают День матери, день мамы – самого дорогого и близкого для каждого из нас человека. Она не только дарит нам жизнь, но и воспитывает, ведет по жизни, заботится и бережет, как ангел земной – с молитвой — алгысом о своих детях.

Как сказала в своей книге А.Г. Павлова – заслуженная учительница ЯАССР «Материнский алгыс», посвященной якутской женщине-матери:

«Мне думается, что самый первый код на счастье закладывается в раннем детстве. Счастливым может назвать себя тот, кто в детстве засыпал под колыбельную песню свей мамы. Любимый голос, звучавший на любом языке, был первым материнским алгысом, ведь мать в мечтах своих видит сына-богатыря самым сильным и справедливым, честным и щедрым, а дочь – красавицу – Куо, непременно доброй и заботливой, ласковой и нежной. Мать – враг любой агрессии, поэтому она желает всем детям мира и согласия… Мать, научившая своих детей делать добро бескорыстно, своим личным примером показавшая бережное отношение не только к людям, но и к окружающей среде, родной природе, счастлива и покойна, потому что ее потомки никогда не осквернят ни словом, ни поступком имя матери, фамилию отца и землю, на которой они родились…

Книга «Материнский алгыс» на примере замечательных женщин знакомит читателя с системой семейного воспитания, раскрывая роль матери, сумевшей подняться над бытовыми неудобствами, не потерявшей веру в человеческое добро даже в самые критические моменты своей жизни…»

Предлагаем вашему вниманию воспоминания о Чикачевой Матрене Ивановне из этой книги о своей матери:

С  молитвой матери

 Что в имени твоем, простом и незамысловатом? Что в облике твоем, суровом и бесконечно нежном? Какой след оставила ты, Матрена Ивановна, на краю Ледовитого океана, в бескрайне тундре с долгими полярными ночами и незаходящим солнцем по весне?

 Ты ответила бы, что жизнь прожита не зря, свой материнский долг на этой земле ты выполнила сполна, подарив миру пять жизней.

Выросла Матрена  Ивановна в Якутии, в селе Русское Устье, «где на протяжении четырех столетий и сегодня живет горсточка – около 400 человек – русских людей…

«Что заставило их поселиться в стране льда и снега, на самом краю Ойкумены?

…Видимо, массовые казни Ивана Грозного в Новгороде, особенно в 1570 году заставили некоторых покинуть родные пределы и отправиться на Северо-Восток – по давно освоенным путям. На приспособленных для морских переходов кочах можно было пройти вдоль берегов Белого моря в море, названное впоследствии Баренцевым, оттуда – в Карское и далее на Восток. Возможно, часть этих беженцев обосновалась на Индигирке, а другая достигла берегов Аляски.

Живя в окружении местных народностей и отчасти смешиваясь с ними, русскоустьинцы тем не менее сохранили почти в неприкосновенности родной язык, устное народное творчество и, главное,  истинно русское самосознание», — пишет А.Г. Чикачев.

В годы Великой отечественной войны наша семья оказалась на Севере, в Аллаихе. Районным центром был поселок Чокурдах, в школе работал мой брат Николай Габышев, в интернате – наша мама М.Г. Габышева. В те годы начальные школы располагались только в наслегах: Аллаихе, Ойотунге, Быянгныре, Русском Устье, а Чокурдахе было среднее звено -5-6-7 классы.

В 1942 году открыли 2 пятых класса: русский и якутский. В русском классе учились, в основном, выходцы из Русского Устья, за исключением 2-3 приезжих. Это были Кисилевы, Щербачковы,  Шульговатые, Тирские и Чикачевы.  На фоне местных юкагиров, эвенков и якутов, они выделялись не только внешним видом, но и характером. Обучались, в основном, мальчики, очень жизнерадостные, общительные, по-русски открытые.  Среди них самыми способными считались в школе два брата Чикачевых – Николай и Алексей. Оба высокие, смуглые, не по возрасту серьезные – это и были дети Матрены Ивановны.

Как все дети военного лихолетья, питались скудно, одевались бедно, никогда не жадничали и не жаловались на судьбу, были терпеливыми, добрыми и честными.  

Отправляя на учебу своих сыновей, Матрена Ивановна по-русски их благословляла и знала, что ее молитва будет защитой от всех бед, пуще всего – от болезней.

Удивительно, но в годы войны люди не болели, не знали простудных заболеваний; ОРЗ, пневмония, эпидемии гриппа были неведомы.

Единственным, от чего страдали все – был угар. Чтобы сохранить тепло, вероятно, истопники,

закрывали раньше времени трубы печки-голландки, и тогда угоревших детей в полуобморочном состоянии выносили на воздух и клали рядами, давали нюхать нашатырный спирт. Как только приходили в себя, учителя шли учить, а ученики – учиться, по законам военного времени никто уроков не отменял.

  Начиная с 4 класса, нас переводили из класса в класс только по результатам экзаменов.

Алексей Чикачев, с которым я училась в одном классе, сдавал экзамены лучше всех, хотя отличником не был.

У братьев Чикачевых чувствовалась большая тяга к знаниям, заложенная еще в раннем детстве их дедом Гавриленком, Николаем Гавриловичем Чикачевым, оставившем добрые воспоминания:

«Гавриленок не только сам знал грамоту, но и обучал своих детей.  Поэтому еще до открытия советской школы все его дети могли довольно сносно могли читать и писать. Причем, было заведено читать наизусть стихи и даже целые поэмы.  Почти все знали «Конька-Горбунка», «Генерала Топтыгина» и другое. При этом старик следил, чтобы при чтении не было пропущено ни одного слова, то же самое требовалось при исполнении песен…»

По-видимому, такое строгое отношение к слову,  с соблюдением точности содействовали тому, что нашим предкам удалось на протяжении веков хорошо сохранить и передать новым поколениям богатство русского фольклора…»

Как зарубки на дверном косяке навсегда остаются в памяти детства зимние вечера, семейные праздники, вечерки с русскими народными песнями, задорными частушками и рассказами былей и небылиц.

Женщины наряжались в лучшие свои одеянья, а некоторые мастерицы надевали блузки с чудным узором, вышитым крестиком, и среди них была Матрена Ивановна, в молодости певунья и плясунья, великая труженица, при жизни скромная и незаметная, но память  о матери живет в сердце каждого из ее детей.

Материнская заповедь: делать добро людям, помогать в беде, не клеветать на людей – стали принципами всей жизни ее детей…

В их семье любили книги, уважали и почитали старших, труду обучали с раннего детства и науку выживания постигали не по учебникам. Оттого все дети Матрены Ивановны выросли сильными, мужественными, еще и талантливыми.

Старший сын Николай Гаврилович – Отличник почтовой связи. Война не дала возможности продолжить учебу, раскрыться его артистическим способностям, но у себя в селе он уважаемый человек.

Иван Гаврилович после окончания техникума связи работал по специальности, но затем окончил юридический институт, ныне полковник милиции, работает в органах МВД.

Единственная дочь Юлия Гавриловна – учительница начальных классов, Отличник просвещения…

Младший сын Вениамин Гаврилович получил высшее образование, служит в речном флоте.

Второй по возрасту сын Алексей Гаврилович после школы учился в якутском педагогическом училище, но педагогом не стал, как и его любимый учитель Н.А. Габышев, предпочел творческий труд.

Ныне заслуженный работник народного хозяйства ЯАССР, Почетный гражданин родной Аллаихи и Нижней Колымы, известный в республике публицист, исследователь и краевед, за плечами которого большая комсомольская и партийная руководящая работа. Большой патриот из маленького заполярного села Русское Устье напоминает мне поэта Расула Гамзатова, которые в свое время прославил маленький аварский народ, рассказав о нем всему миру.

У памятника предкам-землепроходцам стоят потомки Чикачевых. Слева Иван Гаврилович, Юлия Гавриловна, Николай Гаврилович, Алексей Гаврилович. Русское Устье.

Заветы отцов, советы своей мамы говорить о людях только хорошее вылились в литературное творчество А.Г. Чикачева.

Так родились новые книги с новой, северной тематикой, которые поведал миру не посторонний наблюдатель и любитель экзотики, а истинный северянин. Чья душа и сердце заговорили вслух…

Заповедь матери не забывал Алексей Гаврилович, а голос матери шепчет издалека:

 Жизнь не проста: не радостью одной

Она тебе расцветит путь земной.

Так будь готов печалиться, когда

Тебя однажды посетит беда.

Так будь готов отвыкнуть от забав,

Читая неудач сухой устав.

Но не забудь при том, что ты мой сын,

Над бедами своими господин.

И что без испытаний и труда

Мужчиной ты не станешь никогда.

Когда ж ты беден, молод, одинок –

Мерцаешь ты, как в пламени клинок.

Но, закалясь в горниле неудач,

Ты вечно будешь молод и горяч.

И ветру вечно подставляя грудь,

Еще другим проложишь к счастью путь…

                                                М.Ефимов

Не сентиментальны наши мужчины, но любовь к матери – особый разговор…

Литература:

А.Г. Павлова. Материнский алгыс, НИПК «Сахаполиграфиздат», 2006.

                                                                                              Подготовила А.И. Гоголева, к.ф.н.

 179 total views,  1 views today