You are currently viewing Да засияет творческое слово!

Да засияет творческое слово!

П.А.Ойунский с детства придавал огромное значение творческому Слову. Сказительская среда, в которой он вырос, вдохновенное творческое Слово народа, звучащее в его устном творчестве, живительным родником питали его творчество. Он призывал писателей творчески использовать это великое духовное богатство народа и оставил нам образцы художественного осмысления родного фольклора, такие как «Красный шаман» “Великий Кудангса ”, “Николай Дорогунов — удалой молодец ”, “Нюргун Боотур Стремительный” и другие. Он как никто сознавал необходимость максималь­ного приближения зародившейся словесности к народу. Думается, что именно этим можно объяснить жан­ровое многообразие его произведений: олонхо, поэма, драматическая поэма, драма, рассказ, повесть-притча.

Когда же ушел из жизни земной А. Кулаковский, он не мог не думать о том, кто подхватит знамя якутского Слова, якутской литературы и науки, как подчеркивает видный исследователь жизни и деятельности, творчества П.А.Ойунского О.Г. Сидоров в своей книге «Платон Ойунский».

Ойунский дал свою оценку, высокую и провидческую, жизненному пути и творениям этого благородного человека, его роли в якутской духовной жизни.

В 1926 году – в год смерти А.Кулаковского он написал прощальное слово в газете «Кыым»:

«Ексекюлях Елексей – первый якутский певец-поэт, ставший известным всей Якутии, отец Художественного Слова (творческого слова). Ексекюлях Елексей не только поэт, он исследователь древней якутской истории.

Якутский народ потерял лучшего поэта, первого исследователя из якутов…

Умер Ексекюлях, но остались его исследования, значение которых из года в год будет только расти. Написанные стихи, напетые тойуки, исполненные песни – из века в век в народе саха будут передаваться, изучаться.

Память о рождении, жизни и творчестве Ексекюляха осталась, творческим словом преображенный лик его не исчезнет, не умрет…

Пусть исполнится Ексекюлях Елексея завещание – «творческое слово засияет!!!»

Слово проникновенное воспламенится!!!»

Это прощальное слово Ойунского было опубликовано в газете «Кыым» 18 июня 1926 года.

Необходимость продолжения дела Кулаковского, верно, повлияло на выбор его дальнейшего жизненного пути. Он решает уйти из власти в науку, творчество.

«Кулаковский был предшественником Ойунского, основателем, классиком дореволюционной якутской поэзии, зародившейся на принципах реализма…Ойунский начал с того, на чем остановился Кулаковский. Он внес в поэзию пафос революционной эпохи, накал и ярость борьбы, провел реформу якутского стиха; аллитерационную систему, узаконенную своим предшественником, сменил силлабической, а с конца 20-х годов ввел в стих рифму, элементы которой в зачаточной форме имелись в народной поэзии», — написал в 1969 году Николай Заболоцкий, писатель, критик, в своей статье «Жизнь и творчество П.А. Ойунского».

Вслед за Заболоцким принято считать, что в 1920-е годы творческую эстафету в якутской литературе от Алексей Кулаковского принял именно Платон Ойунский.

Официально он порывает с политической деятельностью и всю свою энергию направляет на творческую и научную работу.  Но остаются и общественные обязанности, к исполнению которых относится очень ответственно.

Учитывая его огромное влияние на народ, решением Совнаркома от 6 января 1928 года его назначают Наркомом просвещения и здравоохранения ЯАССР. За короткий  срок работы на этой должности он успел сделать много полезного и нужного для республики. Погружается в практическую организационную работу в сфере просвещения, здравоохранения, социального обеспечения и это открывает новые возможности, например — поставить проблему изучения якутского языка и письменности на более высокий государственный уровень.

Он занялся наукой в непростые для нее времена. В своей книге дочь Павла Владимировича Виттенбурга Евгения Павловна  пишет:

«Юбилейный год советской власти, 1927 -й, для  Академии наук оказался роковым – кончилась ее автономия, как научного учреждения. На протяжении своей 200-летней истории Академия самостоятельно решала научные задачи, опираясь на авторитет ученых – членов Академии. Процесс подчинения Академии наук государству, превращения ее в советское учреждение начался сразу после 1917 года и занял целое десятилетие. Ученые не оказывали сопротивление Советской власти, но отстаивали свою независимость и пытались сохранить статус Академии наук как самостоятельного научного учреждения».

В 1927 году Платон Ойунский в сборнике научно-исследовательского общества «Саха кэскилэ» публикует одну из первых своих научных статей «Якутская сказка (олонхо), ее сюжет и содержание: Опыт анализа якутской сказки». 

Теперь он подходит к исследованию олонхо с научной точки зрения, понимая необходимость расширения научного изучения культурного наследия народа.

Находясь тем летом в Москве,  он заканчивает одно из самых интересных с точки зрения исторических реалий и мотивов написания произведений – «Великий столетний план».

В подзаголовок он ставит новое определение жанра художественного текста — зарождающееся олонхо. Подписывает: «Москва, 28 июля 1927 года». Рассказ был напечатан в №7 журнала «Чолбон» за этот же год.

В год подготовки к100-летнему юбилею республики этот рассказ, напечатанный в журнале «Полярная звезда» обрел особое значение. Многое из того, что описано в этом рассказе, как картина будущего, мы видим в настоящей реальности.

П.А. Ойунский выступает на ысыахе в селе Чаран Усть — Алданского улуса.
11 сент. 1936 г.

Первый Президент Республики Саха М.Е. Николаев в мае 2013 года на встрече с действительными членами Академии духовности Республики Саха (Якутия) сказал:

«В 1927 году наш великий поэт и мыслитель Платон Ойунский написал провидческую и глубоко философскую работу «Великий столетний план».

 План был написан в аллегорической форме, проза писателя-созидателя отличает точность предвидения. Он пишет о стеклянных домах в городе Якутске 2013 года, о беспроводной связи, об открытии революционного методов омоложения человека, о том, какими будут обычные якутские школы, где юные естествоиспытатели будут проводить опыты и делать научные открытия, помогать людям находить решения своих повседневных проблем. Очень многое, написанное поэтом философом, уже осуществилось, многое еще предстоит сделать. Это была сила его мысли и глубина интеллекта, которая позволила ему сделать такие поразительные провидческие высказывания.  Вы наши духовные лидеры. Мы смотрим на вас с надеждой, что вы укажете нашей молодежи путь, дадите им бесценные моральные и духовные ориентиры».

Рассказ, опубликованный в 1927 году, имел, как и его автор, непростую судьбу. Он стал одним из пунктов обвинения Платона Ойунского, то есть был «репрессирован», а потом и «реабилитирован» вместе со своим автором в 1955 году. После лет забвения в 1983 году рассказ вернулся к людям в композиции Саха театра по произведениям Ойунского «Мной оставленные песни».

Творческое слово Поэта и гражданина Ойунского, в раздумьях о путях развития своего народа, его культуры, литературы, науки не теряет своей актуальности, ибо опирается на вековую народную мудрость, накопленную веками, в осмыслении действительности, жизни, важных проблем бытия. Недаром он еще на заре зарождения якутской словесности призывал литераторов черпать вдохновение в устном народном творчестве, творчески использовать его, основываясь и на  традициях русской классической и мировой литературы с тем, чтобы всегда сияло творческое слово, на благо людей, республики, страны.

Литература:

Заглавное изображение — Комитет якутской письменности

Олег Сидоров, Платон Ойунский, Москва, Молодая гвардия, ЖЗЛ, 2016.

Газета «Кыым» 18 июня 1926 года.

Виттенбург Е.П. Павел Виттенбург: геолог, полярник,  узник ГУЛАГа: воспоминания дочери/ СПб. Ин-т истории РАН. СПб., 2003.

Журнал «Чолбон» № 7, 1927 г.

                                                                                    Подготовила А.И. Гоголева — к.ф.н.

 76 total views,  1 views today