You are currently viewing Писатели о творчестве Ойунского

Писатели о творчестве Ойунского

100-летие ЯАССР, к юбилею народного писателя Якутии С.Т.Руфова

Предлагаем Вашему вниманию статью выдающегося переводчика, поэта, исследователя Якутии Семена Титовича Руфова. К сожалению, многие писатели ушли из жизни земной из его могучего поколения. Но они оставили  нам свои большие, многочисленные труды. В Год 100 — летия  образования ЯАССР предлагаем Вашему вниманию одну из статей С.Т.Руфова, где он говорит о работе Союзов писателей Якутии,  в годы празднования 100-летия со дня рождения П.А.Ойунского, одного из основателя республики, приведенную здесь с некоторыми сокращениями.

О все нарастающем величии Ойунского

  Союзы писателей Якутии очень много делали и делают для пропаганды творчества П.А.Ойунского. Чтобы не повторяться и не идти по проторенному пути, Союз писателей Республики Саха старается разнообразить свою работу по изучению и пропаганде творчества П.А.Ойунского…

М.Ефимов, А.Михайлов, Е.Неймохов, Айталын, В.Сивцев, С.Руфов и др. освещали в ряде школ г.Якутска творчество поэта, и эти уроки,  выступления проходили всегда в атмосфере большой заинтересованности  со стороны учащихся и учителей. По нашей инициативе на юбилейный ысыах Поэта были приглашены гости из братской Чувашии – известные писатели и общественные деятели Мишши Юхма и Раиса Сарби. Их восхитили  многолюдные яркие празднества и горячая любовь якутского народа к своему великому сыну: по возвращении на родину они рассказали об этом в своих очерках и стихах.

Наши писатели сделали ряд публикаций в прессе на якутском и русском языках…

Жизнь и общественная деятельность П.А.Ойунского были ярким свидетельством  пробуждения народа саха, а его литературное творчество является художественным документом первых десятилетий советской эпохи – это самое главное. «Но «пробужденный» народ еще очень долго жил с зажмуренными глазами и только в последние годы начинает их открывать.  А не приоткрылись ли глаза на окружающее и  у Ойунского и его сотоварищей чуть пораньше? Ведь это вполне возможно – люди умные, образованные, они сами с чистым сердцем устанавливали Советскую власть, сознательно боролись за ее укрепление и управляли своей республикой – они стояли выше, у них кругозор был шире. Потом в конце двадцатых, или в начале тридцатых годов многие из них жили или учились, работали в Москве, занимали высокие должности.  Неужели они не увидели,  не  чувствовали, хотя бы в глубине души, что страну скособочило, что жизнь начинает идти наперекосяк? Конечно, многие это чувствовали – тому свидетельство, что сотни делегатов голосовали против И.Сталина, за что и были потом уничтожены.  У Ойунского тогда, конечно же, приоткрылись глаза – он, по-видимому, начал сердцем чувствовать горькую правду действительности. Вот  почему у нас нынче начинают читать Ойунского по-новому: поставил режиссер А.Борисов спектакль по повести «Кудангса Великий» в новой интерпретации, написал статью Багдарын Сюлбэ о повести «Александр Македонский» с необычно смелым толкованием ее идеи… Скажете, что повесть о Кудангсе более раннее произведение? Пусть, но главное в том, что – после «восшествия на престол» Сталина. Мне кажется, что Ойунский к теме родного фольклора и исторической личности обратился только за тем, чтобы завуалировать, замаскировать свою потаенную мысль, свои сомнения. Личность и массы, власть и народ – ох, и актуальная же тема во все времена, вплоть до нынешних!

Теперь можно и по — иному прочесть драматическую поэму «Красный шаман» — ведь он неспроста много раз ее переделывал.

А почему он обратился к олонхо? Потому что хорошо знал множество их? Не только потому – там же гложущая его тема: отношения героя, личности, власти   с управляемыми  ими массами – народом.

Я напечатал статью о стихотворении «Прощай», которое в какой-то мере перекликается со стихотворением  А.Пушкина «К морю», где великий поэт перед новой ссылкой со смятенной душой прощается с Черным морем. Ойунский тоже прощается с Черным морем, но с еще более смятенной душой, хотя вроде и бодро говорит, что и впредь будет лучшим коммунистом и будет бороться за коммуну…

И мне кажется, что он этими бодряческими словами опять же законспирировал свою главную мысль – мысль о скорой смерти.  Если  не умом, то сердцем он как будто предугадал свою скорбную судьбу в этом поистине вдохновенном, великом стихотворении:  хотя оно написано за 6 лет до ареста, он прощается со своей жизнью, с ее беспредельным сиянием, с ее буйной молодой силой, с восторгом вольности и свободы… Умнейший человек, властитель дум саха молодежи, учившийся в аспирантуре, общавшийся в Москве с учеными, высшими руководителями страны – неужели он до того был слеп, что не видел «тропу» Сталина, ведущую к кровавой диктатуре?

Нет, конечно, видел и знал, и, сам себе все еще не веря, может быть, выжидал, а, возможно,  и боялся.

Ученые — исследователи и дальше по-новому углубленно будут изучать жизнь и творчество П.Ойунского, и ими могут открыться для нас доселе незамеченные нами грани его новаторских и по-философски мудрых произведения, в которых, как у всех больших художников, запечатлелась его духовно богатая богатырская личность. Так из года в год все больше и глубже будет осознаваться все величие его – как Человека, Деятеля и Поэта.

Литература:

Семен Руфов, Литература  Эйгэтигэр, Бичик, Дьокуускай, 2004.

                                                                                                       Подготовила А.И.Гоголева, к.ф.н.

 63 total views,  2 views today