You are currently viewing Наша семья.

Наша семья.

Дети наши очень искренне и с любовью написали вспоминания о своем отце, народном писателе Якутии Егоре Неймохове. У нас три сына. В нашей семье мы воспитывали своих детей на авторитете папы. Он — глава семьи, его слово — закон. Даже, если он в чем- то не прав, то его слово не обсуждается, а выполняется. Вот в таком авторитарном режиме росли дети. Может ошибались. Воспитывать мальчиков в городских условиях в то время, мне казалось, надо было именно так. И жили- то мы в эпоху советской власти. Хорошо ли, плохо ли, кто знает, но сыновья выросли послушными, хорошо учились, не хулиганили, особых хлопот не доставляли.
Миша рос уже в другое время, в эпоху демократии, и еще был самым маленьким и любимым, младше своих братьев почти на десять лет. Поэтому очень баловали его, особенно папа. Никому не разрешал его ругать, даже за дело. Казалось, выросший в такой обстановке вседозволенности, он мог бы вырасти избалованным эгоистом. К счастью, этого не случилось. Миша радует нас своими успехами, добротой по отношению к родственникам, с усердием помогает нам во всем. У него свое мнение во всем, свои принципы, не боится брать на себя ответственность. В этом даже лучше старших братьев.
Папа работал на ответственных должностях в газете »Эдэр коммунист», в журнале »Хотугу сулус», в Обкоме партии, пропадал на работе, а в свободное время писал. Тем не менее, уделял должное внимание своим детям. Самым важным достижением отца в воспитании своих детей, я считаю, что он приучил детей с малых лет к сельскому труду. Мы каждое лето ездили в деревню всей семьей. Наш папа был единственным сыном у своего отца, потому помогал на сенокосе. Отец Петр Михайлович Неймохов был уважаемым человеком в селе, знатный овощевод, кавалер ордена Трудового Красного Знамени. Мать Егора Татьяну Семеновну Кынтоярову я не видела, умерла до меня. По воспоминаниям односельчан она была очень доброй, сердобольной женщиной, всем помогала, особенно малоимущим многодетным семьям: продуктами, овощами, картошкой. До сих пор люди с благодарностью вспоминают. За многими престарелыми родственниками ухаживала, провожала в последний путь. Дома всегда было много людей, родственников, командированных. Сейчас дочери удивляются, как она успевала всех накормить, уложить спать. При этом держала коров, садила огород, цветы. Дети называли ее Бабушка с цветами. И всё это хозяйство ложилось на ее хрупкие плечи. Сидела, крутила сепаратор и нежным голосом пела песню »Кыптыыйдыы туттубут кылбаарар кынаттаах…» Читала стихи о генерале Ракитине, он во время Гражданской войны проезжал через их деревню. Татьяна Семеновна в детстве дружила с писательницей Анастасией Сыромятниковой, они вместе росли. Для матери Егора не было плохого человека, в любом человеке, видела что- то хорошее. Учила детей быть скромными, не судить человека, не разобравшись, не смотреть на людей свысока. Гоша унаследовал характеры родителей, был очень добрым, как мать, но иногда очень строгим, как отец. В годы войны Татьяна Семеновна работала почтальоном, почту возили с Ытык Кюеля. Было очень трудно смотреть в глаза людям, у кого погибли на войне родственники, сыновья.
Когда Петру Михайловичу подарили фарфоровый чайный сервиз за хорошую работу, большой дефицит в те времена, она спрятала, говорила для сына на свадьбу. Этот сервиз до сих пор храним, как память о матери.
В совхозе каждое лето выращивали овощи силами бригады детей, типа детского трудового лагеря. Тогда, как таковых, организованных детских трудовых лагерей не было, просто детская бригада овощеводов. Дети Мегино Алдана в 60-70 годах прошли трудовую школу Петра Михайловича. В то время выращивали помидоры, огурцы, когда как в других местах об этих овощах даже не знали. Например, я не знала о помидоре. После пятого класса с отцом приехала в Якутск. Старший брат Василий жил в городе, был стажером следователя. И я впервые попробовала помидор, мне совсем не понравился его вкус. Я- то думала, что это яблоко или какой другой сладкий фрукт. Не знала, что бывает красный, круглый, как яблоко, овощ. И яблоко то ни разу не ела.
А в то время в Мегино Алдане выращивали эти помидоры в парниках, теплиц не было, как и целлофана. Ведрами таскали воду, поливали. От заморозков защищали кострами, возле которых дежурили ночами. Ручной, тяжелый труд. Тем не менее, работать в такой бригаде считалось честью. Количество членов бригады было ограничено, потому родители заранее, задолго до лета, договаривались с Петром Михайловичем и писали заявление о принятии детей в бригады овощеводов. И зарабатывали- то не хило в те времена, в урожайные годы зарплата доходила до 500 рублей за лето. Я вспоминаю свою работу в огороде, в котором получала за лето 5 рублей. Вот такая разница. Если учесть, что средняя заработная плата работников Якутии составляла около 80 рублей в месяц, так, вообще здорово! Дети послевоенного времени, многие были сиротами, так со своей зарплаты они могли купить школьную форму, обувь, школьные принадлежности и многое другое. В документальном фильме Сайа »Олох бүппэт Хапсыһыы» о Егоре Неймохове с большой теплотой и с благодарностью вспоминает бабушка известной красавицы Мисс Якутия Натальи Колодезниковой о том, что Петр Неймохов помог ее детям, сиротам.
Держу в руках агитационный листок 1962 года »С гектара 321,5 центнера помидора» с портретом овощевода П.М.Неймохова. Чтобы вырастить такой урожай, вложен огромный труд детей и их бригадира. Петр Михайлович обладал талантом педагога. Чтобы заинтересовать детей, он придумал игровую форму, объявил бригаду правительством. Были разные министры. Например, министр внутренних дел, он ответственный на борьбу с грызунами, ставлял капканы. Министр иностранных дел, следил за тем, чтобы не было воров извне. В такой игровой обстановке работать было интереснее. Егор вспоминал, как однажды отец отправил его с другом следить за работниками дальнего поля, что- то у них мало урожая. Вот они, как настоящие разведчики, тайком пробрались туда и спрятались в лесу. Смотрят, девчонки сидят, смеются, разговаривают, в руках по огурчику и помидорчику. Приходит прохожий, его угощают. Об этом докладывают своему бригадиру. После разговора с бригадиром девочки стали работать усерднее, никаких посиделок, угощений прохожим. Этот эпизод вспоминают и смеются те девочки, теперь уже уважаемые дамы. Дети, работавшие у Петра Неймохова, с теплотой говорят о том времени, что они прошли у него настоящую трудовую закалку. Петр Михайлович брал на работу своего единственного сына. И наш папа говорил, что он ростом не вышел из- за этого, с маленьких лет таскал тяжелые ведра воды для полива овощей. Думаю, в этом есть доля правды. Егор Петрович был невысокого роста, а дети вымахали, у младшего Миши рост за 180 см. Папа научил своих сыновей деревенскому труду, они умеют сено косить, делать копна, ставить стог сена. И главное, привил детям, что работать на сенокосе — почетно. Самое большое наказание в семье — лишить права работать на сенокосе. Потому они старались работать усердно, хорошо, не отлынивали с самого детства. Для маленьких приходилось порою взять горшок. Помню, младшего не брали на сенокос, не было места в мотоцикле. Так он целую зиму высказывал свою обиду, потому в следующее лето пришлось отцу брать его на сенокос. Вся семья дружно работала, два раза в день питались в обед и в полдник. Дети умели разжигать костер, вскипятить чай и подать сигнал ударом по железу. А разговоры, шутки во время чаепития не смолкали. Тетя Анна Дмитриевна, жена дяди Кеши, рассказывала разные истории. Хорошие были времена. Вечером ходили в кино в местный клуб. По субботам были танцы, но мы, семейные люди, не ходили, своих забот полно. Вечерами играли в лото, в карты. Дети целый день бегали по деревне, играли. Однажды в магазине продавали игрушки, автоматы. Дети пришли в магазин и молча стоят. Эдьиий Настя, работавшая там, спрашивает, что надо? Все равно молчат и Эдьиий вручила им по автомату. Они тут же выскочили из магазина, целый день стоял треск автоматов.
Ездили по ягоды, собирали бруснику на сопке. А брусника там крупная, вкусная. Неизменной партнершей по сбору ягод является соседка, красавица Марина Прокопьевна Данилова. Помню, дед Петр Михайлович идет по лесу и поет »Интернационал» на якутском языке, у него голос хороший, баритон. И когда берет высокую ноту, то берестяной туесок, который он держит в руке, поднимается в такт песни. А убай Кеша с ковшиком быстро собирает ягоды, всегда на первом месте. На его красивом точеном лице играет довольная улыбка. Его еще семнадцатилетнего парня взяли на войну вместе с его родным братом с восемнадцатилетним Егором Неймоховым. Они воевали на восточном фронте с японцами. Пришел с войны с медалью »За боевые заслуги». Когда уходил в армию, написал стихотворение любимой девушке и этот стих девушки пели, как песню. Об этом Егор Петрович узнал только на своем 60- летнем юбилее. Во время чествования в Мегино Алдане в Доме культуры свет погас. Пока ждали свет, сделали импровизированный вечер воспоминаний, читали стихи, пели песни. Вышла пожилая женщина Ульяна Федотовна Чирикова и стала рассказывать о стихотворении Иннокентия Неймохова, декламировала наизусть. Об этом писал Егор Неймохов статью в газете »Уоттаах сэрииттэн илдьит». Убай Кеша был рубаха парнем, один из первых шоферов в деревне, потому, наверное, лихачил. Фронтовик, герой, да еще шофер.
Осенью мы приезжали в город на Ракете, отдохнувшие, с ягодами. Помню, в одно лето собирали красную, черную смородину, сразу варили варенье, которые вливали в деревянный бочонок в леднике. Потом с деревни отправили этот бочонок с мерзлым вареньем. Бочонок развалился и мы пилой пилили варенье, наши друзья посмеивались, только вы, наверное, в городе пилите варенье, а не дрова. Отец Егора снабжал нас мясом, маслом. Как только открывалась дорога за реку, он через шоферов отправлял мясо. В то время мясо было большим дефицитом, продавали по талонам и то не доставалось, были большие очереди. Люди ночевали около магазинов, очередь занимали. В то трудное время, да и вообще всю жизнь до сих пор, родня из деревни снабжают нас мясом, за что им низкий поклон! А мы на талоны покупали колбасу и отправляли в деревню. Вот так взаимовыгодно, снабжая друг друга, живем дружной большой семьей. Наши сыновья не отдалились от своих корней, считают своей родиной Мегино Алдан, хотя родились и жили в городе. В этом заслуга их отца, Егора Неймохова. В деревне папа специально завел тетрадь, ведомость трудодней для мальчиков. Там каждый день записывал о работе детей. Так Гошка работал на должности Хозчасть. А Петя старший и более сильный трудился на сенокосе. Так вот, Хозчасть должен работать по дому, поливать цветы, овощи, накормить курей, свинью, таскать воду, топить печь. В целом работы полно, легче на сенокосе работать. Однажды, маленькая, лохматая, но злющая собачка по кличке Тобик съел цыпленка. И в тетради по графе штраф записали сей недостаток Хозчаса Гошки, не усмотрел. Так Гошка от досады пнул Тобика и бедный Тобик долго не приближался к нему. В конце отпуска папа подводил итог и оплачивал детям за работу, естественно, высчитал штраф за утерянного цыпленка. Потом Гошка долго сверлил сердитыми глазами бедного Тобика. Так, дети могли заработать деньги за свой труд и очень радовались, сразу шли в магазин, покупали нужные им мелочи. Мальчики в городе дома тоже работали, убирали игрушки, квартиру, мыли посуду, ухаживали за ребенком, за это каждый вечер ставили оценку в пятибальной системе.
Весной ездили на Дамбу, катались на лыжах, после этого ели мороженое в кафе Маяк. Папа устраивал соревнования и дома, и во дворе, и на сенокосе, и на лыжне. Любимый вид — борьба. Говорил шутя , что сперва надо пожимать друг другу руки, поздороваться, потом плюнуть в ладонь растереть, и только после этого начать бороться. Гошка маленький борется с папой, захватывает за ногу, а папа говорит, не поздоровались, сын — поздоровались, папа говорит не плюнули в ладонь, сын- плюнули и бросает огромного папу на диван. Радости выше крыши. Папа довольный целует сына. Вот так наш папа постоянно жизнь нашу скрашивал. Его шутки, песни, смех сопровождали нас повсюду. Вот таким, видимо, и запомнился детям, ласковым, веселым, всемерно любящим их, а не бронзовевшим писателем. Папа наш варил суп из налима, благо, его дядя фронтовик Егор Неймохов из Крест Хальджая, заядлый рыбак, постоянно снабжал этой рыбой, суп получался очень вкусным, дети назвали его мечтой поэта. Варил налим в воде, а потом вынимал все косточки, дальше еще варил, потом в конце клал мелко нарезанную печень и зеленый лук. Этот рецепт дали ему на Севере. Когда Иннокентий Тарбахов попросил его участвовать на свою передачу »Тарбаахаптыын астыахха», Егор отказался, был скромным, не любил светиться лишний раз. Говорила ему, свари свой фирменный суп »Мечта поэта». Его трудно было преубедить, раз сказал и всё. А жаль. Он вместе себя предложил Ивана Мигалкина. Иван Васильевич отменный повар, гурман, хороший рассказчик.
Родная старшая сестра Егора Анастасия Петровна была яркой личностью, своеобразной совестью деревни, человеком принципиальным, не терпящим обман и другие нечистоплотные деяния, пользовалась большим авторитетом у сельчан. Она была делегатом XV съезда ВЛКСМ, тогда вместе с ней делегатами от Якутии были первый президент Якутии Михаил Николаев, Герой Советского Союза, Герой России, депутат Государственной Думы двух созывов, ученый, полярник Артур Чилингаров. На этом съезде Анастасию избрали членом ревизионного комитета ЦК ВЛКСМ и потому была приглашенной и участвовала на XVI съезде комсомола. Это была большая честь, которую она заслужила своим самоотверженным трудом, общественной деятельностью лидера молодежи Томпонского района. ВЛКСМ — высший орган молодежи Советского Союза. А моя родная сестра, ныне народная артистка Якутии Зоя Багынанова, участвовала на концерте, посвященном XIV съезду комсомола, будучи студенткой Высшего театрального училища им.Щепкина, в зале сидел и смотрел концерт почетный гость, первый космонавт Юрий Гагарин. Анастасия с делегацией Якутии сфотографировалась с космонавтом Валерием Быковским. Космонавты были в то время лучшими людьми СССР. Получается так, что наша семья так или иначе связана с тремя съездами ВЛКСМ. Мы с Егором гордились нашими старшими сестрами. А они в свою очередь, очень помогали нам.
Отец Егора Петр Михайлович был настоящим главой, отцом семейства. Он наделил всех родственников мужчин званиями. Сам, естественно, генерал. А сыну Гоше дал звание лейтенанта. Папа наш в шутку обижался, главнокомандующий Вооруженных сил СССР, генсек КПСС Л.И.Брежнев мне дал звание капитана, а отец только лейтенанта. Не дослужился у отца…
Вот такие были наши семейные будни. Дети выросли, давно уже семейные люди, у них свои дети. Папа наш умер, а я живу одна на пенсии, иногда пишу. На сенокосе уже не работаю. Сыновья по мере возможности, стараются помочь своим родственникам на сенокосе. Сейчас работают в основном на тракторе, механизировано, ручного труда почти нет, потому легче стало. Руководит всей этой работой муж Антонины Петровны, младшей сестры Егора, Алексей Петрович Ефремов, механизатор от Бога, работящий, добрый, душевный человек, родом из Амгинского улуса. Мы, все родственники, стараемся поддерживать друг друга во всем. У нас принцип: »Если даже выбросят в воду, выплывем с рыбкой во рту».

Мария Неймохова

Заглавное фото из архива семьи Е.П. Неймохова.

 78 total views,  1 views today