You are currently viewing Только вместе мы – Сила!

Только вместе мы – Сила!

– Ираида Гаврильевна, расскажите, пожалуйста, о себе, своих родных, близких.

– Я представитель очень древнего якутского рода. По отцу у нас глубокие корни, уходящие к Эллэю Боотуру. Один из старинных христианских семей. Отец Попов Гавриил Васильевич – выходец из Мегино-Кангаласского улуса, ученый, первый и единственный этимолог якутского языка. Это одно из самых сложных и трудоемких направлений языкознания.

Это был космополит, гражданин мира. К нему приходили письма со всех концов света: Монголии, Польши, Германии, позже – Турции. Он мог говорить на многих тюркских языках. Помню, как первый раз привел меня в школу N° 27 г. Якутска и разговорился с техничкой на её родном татарском языке. Мои однокурсницы Даметкен Абдрахманова и Айман Искакова приходили к нам в гости поговорить с ним на родном казахском языке.

По линии отца у нас много специалистов якутского языка, всех я, к сожалению, перечислить не смогу, но одна только наша династия именно учителей якутского языка содержит в себе много поколений и какое-то огромное количество проведенных часов. Не так давно пришла к мысли, что кого из родственниц ни представлю людям, говорю, что она журналистка.  Думаю, пора уже начинать считать династию журналистов нашего рода.

Мама Попова Бэла Афанасьевна тоже из славного старинного рода. Бабушка по маме уроженка с. Арбын Намского улуса, дедушка с. Ситта Кобяйского. В годы ВОВ они работали в Верхоянском и Усть-Янском районах, так что до 15 лет мама выросла в Дальстрое.

По женской линии у нас весьма примечательная родословная. Примерно в январе 1840-ых годов в Верхоянск ехала одна беременная ссыльная. По времени она могла быть как декабристкой, так и народовольцем, впрочем, история об этом умалчивает, поэтому ничего утверждать не могу. В Арбыне её настигли схватки и потуги, и прямо в кибитке она родила дочь. Заходить в балаган она отказалась. Поэтому женщины занесли ребенка в дом. Через некоторое время ямщики отдохнули, уже выпили свои чашки чая, вышли и просто поехали дальше.

Ребенок остался на воспитание якутам без всяких объяснений. О судьбе матери больше ничего не известно. Девочка выросла, вышла замуж за якута, родила сына и умерла в раннем возрасте. Мальчика назвали Хонтой. Он унаследовал от предков непокорные красные кудри и зеленые глаза. Прожил хорошо и долго, женился, родились многочисленные дети. Одна из его дочерей Анна долго не прожила, смогла вырастить только одну дочь – мою бабушку Татьяну Васильевну Иванову.

Старший сын Татьяны Николай, мой старший дядя – ветеран милиции. Дочь Бэла – моя мама родилась 29 апреля 1937-ого года недоношенной. В то время это был почти приговор, никто не верил, что ребенок выживет. Однако дедушка Хонтой не терял надежды. Он сказал внучке: «Татыйаас, ты молодая, детей еще много родишь, поэтому не расстраивайся, иди работать, а дочку отдай мне, я сам попробую её выходить».

Он положил ее в вывернутую наизнанку заячью шапку, и с тех пор высокий, русский по внешнему виду, старик носил ее в этой шапке под овчиным тулупом. Бог знает, чем он её кормил, как выходил, но девочка выжила.

Без мистики здесь не обошлось. В 1940-х годах дедушку комиссовали от призыва по состоянию здоровья, и партия отправила его работать на Север. Бабушка, эта смелая, преданная, благородная женщина, повторила путь своей прабабушки: поехала по тому же пути, в тот же Верхоянский улус. Они много ездили по Яне, жили в Верхоянске, где родился мой младший дядя Владимир Афанасьевич, далее в Силянняхе, Казачьем. Обратно домой приехать моей бабушке было не суждено, она покинула этот мир в молодом возрасте.

Мама с папой познакомились, полюбили друг друга и поженились работая в Жиганской средней школе. Там сначала появился мой старший брат, потом я. Младший брат родился уже в Павловске. Я была еще грудничком, когда родители переехали в Мегино-Кангаласский район, поэтому ничего не помню, но родину человек не выбирает, дружу с жиганцами и горжусь тем, что уроженка этого Арктического улуса (тогда он назывался Приморским). Я выросла в счастливой любящей семье.

Старший брат Виктор электрик, много лет проработал на шахтах и больших предприятиях Нерюнгри, Якутска и центральных улусов республики. Младший брат – сотрудник Института гуманитарных исследований, наравне с отцом он автор этимологической справки Большого толкового словаря якутского языка. Надо отметить, что в 1970-х годах моя мама некоторое время работала лаборанткой ИЯЛИ. Так что к этому словарю причастны почти все члены моей семьи, кроме меня. Но у меня свой путь.

Почему вы решили стать писательницей?

– Как ни странно звучит, это решение я приняла еще в шестилетнем возрасте. В первом классе у меня была соседка и подруга Инга Попова (ныне учительница Хатасской школы Инга Андреевна). Не помню на какой праздник, она мне подарила общую тетрадь и ручку. А мама сказала: «Записала тебя на кружок русского языка к Валентине Павловне Слободчиковой, возможно, когда вырастешь, станешь журналистом или писателем». «А кто такие журналисты?» – спросила я. И она сказала: «Это люди, которые пишут в газетах и журналах».

И я представила, что стану очень важным человеком в очках, буду писать что-то очень нужное и интересное, испишу всю эту тетрадь, и это будет моя книга. Там я написала сочинения: «Мои овощи», «У меня есть конь» и много еще другого. С тех пор я исписала не одну тетрадь, и моя мечта сбылась: я и журналист, и писатель.

Получается, так и стремились всю жизнь быть писателем?

– На самом деле детские желания часто меняются. У меня тоже так было. Во втором классе я стала мечтать о том, чтобы стать балериной или фигуристкой. И представьте себе, в третьем классе в Павловск приехала первая балерина Евдокия Степанова, из двух параллельных классов она выбрала меня для Ленинградского хореографического училища. Я прошла три тура, как она сказала. Но родители меня не отпустили учиться в Ленинград.

И всё же, забегая вперед, скажу, что эта мечта не была несбыточной. В 1999 году в Саха-корейской школе в некоторые годы не было набора, поэтому пропали часы страноведения, и я искала подработку в других школах, заходила и в хореографическое училище, и совершенно неожиданно Наталья Семеновна Посельская предложила мне полностью перейти работать к ней.

Это было 31-го августа, раздумывать было совершенно некогда, она сказала: «Сколько у вас часов? 14? А я предлагаю 28! Только решайтесь прямо сейчас: берете или всё, или ничего!» Ну и как я могла поступить? В одночасье я стала искусствоведом, русоведом и учителем изобразительного искусства, учила будущих артистов балета. Среди них много солистов, заслуженных работников.

А тогда, много лет назад, еще десятилетняя девочка обиделась и бросила танцевальный кружок.

Был и другой эпизод в жизни, когда мне казалось, что выпал шанс стать оперной певицей. В 7 классе узнала, что идет набор в школу при консерватории Свердловска, будет прослушивание. И мама меня просто не пустила туда.

И всё равно желание служить искусству пересилило, и после школы я поступила в художественно-графическое отделение Намского педучилища. Так что я учитель изо и черчения по первому образованию. Дипломную защищала по истории искусств.

Судьба сама выводит человека на его путь, даже если он задумал по-другому. Думаю, что самое судьбоносное решение я приняла в 1990-ом году, когда поступила сначала на заочное, потом на очное отделение Русского отделения ФЛФ. Благодаря этому я могу работать журналистом и писать с свое удовольствие.

Какие ваши любимые книги, писатели?

– Наверное, это слишком большой список. Советские дети все были заядлыми читателями, одалживали друг у друга интересные книги: приключения, фантастику, якутские романы. А писателей перечислю. Из зарубежных Джек Лондон, Спрэг де Камп, Дж. Р. Р. Толкиен, Стивен Кинг. Из русских Тургенев, Пришвин, Чехов, Достоевский, братья Стругацкие, Григорий Федосеев, Михаил Булгаков. Из якутских Николай Якутский, Далан, Софрон Данилов, Дмитрий Таас.

Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в журнале «Полярная звезда».

– В «Полярной звезде» работаю с Года литературы – 2015-го. Тогда расширили штаты, журнал до этого долгие годы выходил раз в два месяца, а в тот год журнал стал ежемесячным. Когда люди узнают, что я ответственный секретарь, думают, что секретарша при редакторе. Это не так. Ответственный секретарь редакции – это ответственное лицо: организатор, планировщик, который должен своевременно и качественно отбирать и подготавливать материалы к печати, работать с авторами, делать заказы на тематические публикации. Это правая рука главного редактора, мы взаимно замещаем друг друга при необходимости.

Если говорить о работе журнала, то это прежде всего литературно-художественное издание, где печатаются новинки литературы: проза, поэзия, драма, новые переводы с якутского на русский язык, публицистика, события в культурной жизни республики, освещается работа театров, музеев, выставочных залов. Для нашего журнала пишут искусствоведы, литературоведы, критики: Анатолий Бурцев, Валентина Чусовская, Лира Габышева, Ася Габышева, Луиза Габышева, Ия Покатилова, Влада Тимофеева и многие другие.

Редко, но некоторые люди спрашивают, зачем нужен русскоязычный журнал, есть же, например, «Чолбон» и «Күрүлгэн», разве этого, мол, не достаточно. Я отвечу. Во-первых, мы живем в многонациональной республике, где постоянно проживают более 130 национальностей. Во-вторых, этот журнал рассказывает жителям других регионов о нашей литературной и культурной жизни.

Если подарить жителю другого региона, скажем, «Чолбон», то он увидит фотографии, картинки, прочитает рубрики, посмотрит, что есть проза, поэзия, публицистика, но прочитать, оценить не сможет. Поэтому перед дальней поездкой к нам нередко заходят читатели и просят дать номера журналов в качестве культурного гостинца интересующимся людям.

Мы часто получаем положительные отзывы, иногда нам пишут писатели других регионов и просят опубликовать их произведения. Для этого у нас есть рубрики «Дружба народов – дружба литератур», «Писатели России», «Фестивали, фестивали…» и другие. Обычно берем работы, которые имеют отношение к нашей республике или если упоминаются наши географические названия, люди, жившие в Якутии. Но сильно этим тоже не увлекаемся, ведь у нас самих очень много авторов, постоянно появляются новые имена.

Для молодых и начинающих писателей у нас есть рубрики «Впервые в »Полярной звезде»», «Дебют». Также печатаем много переводов. Авторам нередко приходится ждать своей очереди месяцами. И это хорошо, наш народ, независимо от национальности, очень творческий. Почти в каждом улусе, районе есть хотя бы по одному постоянно работающему литературному объединению. Если кто-то еще не печатался в нашем журнале, то добро пожаловать сотрудничать с нами. Всех 100% печатать не можем, но хорошие работы вниманием не обойдём.

О чем Вы пишете в своих произведениях?

– В основном я пишу рассказы и печатаюсь в журналах. Темы выбираю социальные, о проблемах сегодняшнего дня, о человеческих взаимоотношениях. Не обхожу вниманием и детскую тематику. В последнее время увлеклась драмой.

Недавно с успехом прошла премьера в Саха театре, расскажите, пожалуйста, подробнее об этом.

– Наверное, я начну с самого начала. В 2018-ом году журнал «Чолбон» объявил конкурс драматических произведений. Однажды ко мне подошла ответственный секретарь журнала «Чолбон» Анна Егоровна Варламова-Айысхаана и сказала, что работ поступило мало. «Поддержи конкурс, напиши что-нибудь», – сказала она.

Я написала что-то, чтобы поддержать коллег, была уверена, что это такая работа, которая просто должна добавить массовости. И совершенно неожиданно моя пьеса победила. И так случилось, что одним из членов жюри оказалась известный театральный критик Надежда Осиповна Осипова, которая и пригласила меня в 2019-ом году на первое занятие лаборатории драматургов, которую провел приглашенный драматург Вячеслав Дурненков. Нас было около 20-ти человек. Мы узнали, как надо писать пьесы, что такое «золотое сечение», и как это применять на практике.

К следующему году мы подготовили свои новые пьесы, снова нас посетил Вячеслав Дурненков, на этот раз с ним приехала театровед Анна Жук. Надежда Осипова договорилась с Саха и Русским драматическими театрами, артисты которого провели читки наших пьес. В 2021 году в рамках лаборатории прошли лекции и занятия театроведа, режиссера Александра Вислова, театрального критика, театроведа Татьяны Тихоновец.

Так что лаборатория продолжает непрерывную работу несмотря ни на что. Мы все продолжаем писать пьесы, участвовать в конкурсах, на фестивалях, общаться, делиться мыслями.

В лаборатории я познакомилась с драматургом Ириной Федоровной Митиной, которая предложила сотрудничать с Сунтарским народным театром. Я отправила ей несколько работ, из которых она выбрала наиболее актуальную для нашего времени, и мы начали работу.

С режиссером Юрием Дмитриевичем Очосовым подробно разбирали каждую сцену, что оставим, сохраним, что изменим, что купируем, что разовьем, в какую сторону нарастим. Так что поставленный спектакль – результат большой синкретичной работы лаборатории и постановочной группы.

Будучи прозаиком я часто думала, что писателю по большому счету нет нужды с кем-то объединяться, достаточно того, что есть на чем и чем писать, хоть карандашиком на листочке, держа его на коленке, а став драматургом, я осознала великую силу единства. Даже звукооператору Ариану Лаптеву важно быть в процессе живой игры актеров, чтобы дать или убрать звук. Ни секундой ранее или мигом позднее, а точно вовремя, находясь в общем потоке спектакля.

Что касается премьеры именно этого спектакля, то она состоялась в декабре прошлого года в Сунтаре. Это оказался первый спектакль в новом здании, после некоторого перерыва в связи с пандемией и ограничениями. С новым директором – отличником культуры РС(Я) Алексеем Седалищевым. Для многих актеров это был дебют.

А в этом году Сунтарский театр показал этот спектакль в зале Алампа Саха театра. Был полный аншлаг, зрители разместились и на дополнительных стульях. Публика удивила непосредственностью: бабушки реагировали на действие актеров возгласами и репликами.

Я была очень рада тому моменту, что специально, чтобы посмотреть спектакль, приехали мои родственники из Мегино-Кангаласского улуса, особенно рада была приезду моей любимой двоюродной сестры Поповой Любови Егоровны и племянницы Поповой Сахаайи Егоровны. В тот же вечер они уехали обратно, и так подозреваю, что с ними в одной машине уехал навестить родителей и исполнитель главной роли – Семен Васильев, педагог-организатор школы N°3 c. Сунтар, родом из Мегино-Кангаласского улуса.

Хочу сказать большое спасибо актерскому составу Сунтарского народного театра. Все играли от души.

Почему писатели перестали быть «властителями дум»? Можете ли вы представить ситуацию «литература без читателя» и будете ли продолжать писать, если это станет явью? 

– Сейчас такое время, когда люди уже не верят словам. И действительно, в наше время можно сказать что угодно, и это может оказаться неправдой. Кто-то больше верит «ватсаппным новостям», кто-то и в правду боится поверить. Это отличительная черта нашего времени. Когда внезапно развились разные социальные сети, блоггеры и их многочисленные читатели почувствовали себя на уровне писателей и журналистов и стали занимать ниши.

Сначала были неплохие интернет порталы, которые вполне успешно занимали уровень хороших бумажных журналов, потом пошел контент с более-менее газетным форматом, а потом всё сошло на уровень инстаграма. Нормой стали всякие тик-токеры, где в комментариях люди могут безнаказанно троллить и даже совершенно безбожно оскорблять друг друга, тогда как при живом общении воздержались бы от этого. И это создаёт впечатление, что пишущий человек – скорее всего бездельник и хам.

Однако я считаю, что в нашей республике не всё так печально. Буквально на днях прошло ХХIII Республиканское совещание молодых писателей, где работали семь секций, заявки подали более 80 человек, на очный тур было приглашено порядка 50 человек. И это дает надежду, что интерес к литературе у нас несмотря ни на что большой, желающих творить много.

Как известно, писателя без читателя нет. «Одно сплошное телевидение», как в фильме «Москва слезам не верит» не получилось. Не вышло и всё заменить интернетом и приложениями. Литература была и будет, театр был и будет, газеты были и будут, телевидение было и будет и даже радио было и будет.

А кто же должен писать качественные сценарии новых фильмов, компьютерных игр, даже если на минуточку предположим, что не будет книг? Да, и блоггеры будут, и всякие мукбанги и фудблоггинги, если на них есть спрос. Но и книги будут. Не могу утверждать, что это обязательно будут бумажные варианты, могут быть на любом носителе, даже еще неизвестном в наше время, но они будут, люди будут этим пользоваться.

А вы знаете, сколько книг в год выпускает наше Национальное книжное издательство «Айар»? Кто не знает, специально поинтересуйтесь. И какими тиражами выпускаются эти книги. Почему так много? Потому что есть спрос, люди покупают. Не зря же расстаются с деньгами, значит, читают. Жизнь очень многогранна. И на свете нет ничего плохого или хорошего, есть только наше собственное отношение и наш собственный выбор. Только от нас зависит то, что мы выбираем.

Так что не стоит сетовать на то, что всё плохо. Я помню, что нас всегда сопровождает троица: прекрасно, нейтрально и ужасно. Если кому-то говорят комплименты, то это не значит, что весь мир в восторге от вас – где-то есть недовольные, всем не угодишь, если вы читаете негативные комментарии, то это не значит, что вас все ненавидят – кто-то поддерживает обязательно, и наконец нейтральное большинство не должно ронять наш дух, ведь только что мы перечислили столько неравнодушных со знаком плюс и минус. Это обычное триединство и баланс жизни.

Я по сути не перфекционист, знаю, что в человеческом обществе нет абсолюта. И именно поэтому верю, что интересующиеся литературой всегда найдутся, точно так же, как и совершенно отрицающие. На мой век читателей точно хватит, а за другое время отвечать не могу.

Роль писателя в современном мире.

– Я воспринимаю, что быть писателем – это скорее служение, чем профессия. Я пишу, чтобы нести весть людям. Это ответственность. Тут важно правильно выбрать: поймать хайп – это чистой воды эгоизм. Это не приносит никому пользы или радости, в том числе и самому написавшему такое горе-произведение. Это, я считаю, путь к деградации.

Важно нести людям любовь в христианском понимании, вместе с читателем выходить из тупика жизненных коллизий, искать и находить свой путь. Именно не столько место в жизни, сколько маршрут прохождение своей дороги. Потому что движение – это жизнь, остановка смерти подобна.

Всегда надо двигаться только вперед и вверх. Менять свои результаты, что-то сегодня сделать лучше, чем вчера. Быть в курсе событий здесь и сейчас. Сегодня мы должны честно и бесстрашно смотреть жизни в лицо, изменить то, что можем, нести весть людям, как сами справляемся с проблемами. И если читатели увидят, что писатель что-то делает, что-то получается, то они тоже смогут.

Когда-то на заре своего творчества я представляла писателя идущим на шаг впереди от своего читателя. А сегодня думаю, что писатель должен быть спутником, человеком, который находится рядом. Он не спасатель, не учитель, не слуга, это такой же человек со своими проблемами, заботами, земной жизнью, и читатель должен увидеть, что это – друг. Только вместе мы – Сила!

Мы поздравляем Ираиду Гаврильевну со славным юбилеем 2 апреля, и желаем дальнейших творческих успехов, здоровья, благополучия!

 406 total views,  2 views today