You are currently viewing Поцелуй хромого

Поцелуй хромого

  • Post author:
  • Post category:Uncategorized

Инана – псевдоним армянской писательницы Елены Асланян. Она родилась в 1961 году, проживает в Ереване, замужем, имеет взрослых сына и дочь. По профессии программист, работала по специальности более 25 лет, преподавала. Первые рассказы появились лет 20 назад, и сразу стали печататься в «толстых», литературных журналах.
Имеет Дипломы, полученные как на республиканских, так и на международных литературных конкурсах. В частности, Елена – лауреат “Открытой Евразии 2019”, международного литературного фестиваля.
Автор четырёх книг и четырёх сборников, два из которых международные. Ещё одна книга «На развилке» о беженцах в Армении была написана в 2015 по просьбе Управления Верховного Комиссара по делам беженцев в Армении. Есть у Елены в творческой копилке и победа на кинофестивале ECG&Romford Film Festival 2019, где в номинации «Книжный трейлер» её видеоролик к роману “Три Двустишия” был признан победителем.


Country : Armenia

Born in 1961, lives in Yerevan, married, has two adult children. Has numerous publications in Armenia and abroad. Has diplomas obtained at both republican and international literary contests, in particular, Yelena became laureate of VIII Open Eurasian book forum and literature festival in 2019. Also she is winner ECG Film Festival 2019 in nomination “Book Trailer”.
She is the author of four books and four miscellanies, two of which are international. At the request of the UNHCR she wrote a book «At the crossroads» about refugees.


Отрывок из драмы ”Поцелуй Хромого”

  Все ждали начала жеребьёвки. Анна пришла одной из первых специально, чтобы занять своё любимое место – самое крайнее у прохода посередине зала и чуть подальше от середины, она всегда покупала билеты на концерты именно на эти места. Правда, и жеребьёвка, и сам конкурс должны были пройти в действующей церкви, и это обстоятельство придавало что-то особенное  предконкурсному настроению. На преобразованной из алтаря сцене уже стоял большой рекламный щит генерального спонсора конкурса, – компании, выпускающей музыкальные инструменты.  

   Главный организатор, координатор и член жюри Вилё мелькала около сцены, то уходя с неё в глубь импровизированных кулис, то вновь появляясь на ней, с сотовым телефоном возле уха. Один раз она прошла мимо Анны и приветливо улыбнувшись, подмигнула ей, покачав ладонью, на безымянном пальце которого красовалось кольцо. Этот незаметный жест, на который никто из присутствующих не обратил внимания, для Анны был своего рода сигналом, потому что кольцо Вилё подарила она.  

   Вдруг разом пронеслось под сводами между колонн оживление, головы сидящих на скамейках конкурсантов и просто присутствующих повернулись ко главному входу. Анна тоже обернулась и увидела входящих пять остальных членов жюри, в середине процессии шёл Клаудио. Анна сообразила, что они пройдут прямо мимо неё и отошла на несколько сидений вглубь ряда, чтобы избежать неловкой ситуации. По предложению конкурса она неделей раньше участвовала в платном мастер-классе, проводимом Клаудио и не хотела ни поздороваться с ним, ни не поздороваться. Зачем всем остальным дать понять, что она вообще знакома не просто с членом жюри, а своего рода «серым кардиналом», учредителем главного приза – записи диска на принадлежавшей ему студии.   Она опустила голову, делая вид, что смотрит в телефон. Кстати, а почему бы и впрямь не заглянуть в него на пару секунд.

– А, моя самая талантливая ученица!  – раздалось у неё над головой и отдалось эхом под сводами.

Анна вздрогнула, встала с места и смущённо улыбнулась. Клаудио стоял около её ряда, рядом с ним остановились остальные члены жюри. Анна в полной растерянности произнесла:

– Здравствуйте.

 Клаудио не только не отошёл, но и сделал ей знак приблизиться. Анна подумала, что, наверное, он хочет ей вернуть ноты, вернее, листок, на котором она записала по его просьбе свою импровизацию на мастер-классе. Но её ожидал ошеломляющий сюрприз.  Когда она подошла, Клаудио широко распростёр руки, и, обняв её, поцеловал, сначала в одну щеку, потом в другую. Четверо его коллег стояли рядом и молча созерцали эту сцену вместе со всеми остальными. После в оглушительной тишине Клаудио прошествовал к сцене, где на подготовленных для жюри местах их поджидала Вилё. 

        Началась процедура жеребьёвки, а Анна, заметив, что внимание с неё переключилось, постаралась тихо пробраться в конец ряда, потом также тихо в самый последний ряд, чтобы первой  незаметно выскользнуть из церкви после жеребьёвки. Ну, вот и всё, и самый молодой член жюри Игнасио сел за рояль сыграть в честь окончания собрания. Он играл, допуская откровенные ошибки и фальшь, несложную пьесу,  которую в музыкальной школе исполняют в тринадцать-четырнадцать лет. «Играть чисто и виртуозно не является обязанностью члена жюри, их обязанностью является объективное и компетентное судейство», – напомнила себе Анна, дёргаясь от фальши как от зубной боли, прописную истину и под аплодисменты выскользнула из церкви.    

Ею вдруг овладела неясная тревога, предчувствие чего-то плохого, которые навевали и фальшивое исполнение Игнасио (несмотря на напоминание самой себе прописной истины), и из непонятной ситуации: зачем так демонстративно Клаудио было целовать её. «Просто дал волю человеческим чувствам  – моя самая талантливая ученица», – Анна позволила себе поласкать своё тщеславие этими словами Клаудио. Однако, неприятный осадок всё равно оставался, но она решительно разогнала его шуткой: «Не Христос же я, чтобы поцелуем выдавать меня стражникам».  

    Так, восстановив хорошее настроение и деловой настрой она направилась в музыкальную школу репетировать. Во время мастер-класса она обзавелась ключом от постоянно закрытой комнаты с электронным роялем и теперь ей не нужно было  ждать часами очереди на репетицию. Она уверенно поднялась на третий этаж, открыла комнату и закрыла её изнутри. Затем села за рояль, достала ноты и надела наушники. Ей никто не мешал ни в этот день, ни на следующий.

    В день своего выступления Анна, надев строгое «конкурсное» чёрное платье, пришла за полчаса до начала акустической репетиции своей группы, состоящей из четырёх человек. Церковь была пуста, рояль свободен, она села и играла до тех пор, пока не появился первый участник Оливер, опоздав на целых десять минут. Она сразу же встала, и, улыбнувшись, уступила ему место.  

– Дорогу перекрыли из-за прохода военных, и автобус опоздал, –  тяжело дыша после быстрого бега, сказал Оливер.

У него было всего пять минут, так как следующий участник пришёл минута в минуту. Когда пришла очередь Анны по расписанию, она подошла к Оливеру, сидевшему впереди, и предложила:

– Вы можете сейчас разыграться, я ведь, практически, воспользовалась вашими минутами.

– Нет-нет, спасибо, в этом нет необходимости, – Оливер с теплотой дотронулся до её руки.  

   В назначенное время появилось жюри, все участники прошли за кулисы. 

    Анной овладело окрыляющее волнение, она долгое время жила в предвкушении этот волнения, этого магического действа – выступления на сцене, перед зрителями. И вот этот момент настал.

   Она играла вдохновенно и свободно, у неё получались все пассажи и трели, она умудрилась ни разу не задеть слегка, как это очень часто бывает даже у топ-исполнителей, соседней клавиши. Всё было чисто, точно и виртуозно, а программу Анна выбрала практически одну из самых сложных в исполнительстве. Она закончила, раздались аплодисменты. 

  Анна прошла за кулисы. После её выступления по регламенту пришло время небольшого перерыва.

– Фантастическое исполнение, – подошёл к ней Оливер.

– На мой взгляд, ювелирная работа, потрясающая техника, – добавили другие участники.

  Они все обнялись. В это время к Анне из зала стали подходить зрители, поздравляли её. Один мальчик даже попросил свою маму сфотографировать его с ней. 

Когда Анна освободилась и вышла из-за кулис в зал, там было пусто, на сцене репетировал следующий участник. Втайне, она хотела увидеть Клаудио, но никого из жюри видно не было, и, облегчённо вздохнув, Анна направилась в школу репетировать программу второго тура.    

   В том, что она пройдёт на второй тур, в который по регламенту из сорока участников должны были пройти восемь, она не сомневалась. Во-первых, она безошибочно и виртуозно исполнила сложную программу, во-вторых, она прошла мастер-класс перед конкурсом, получив «статус» самой талантливой ученицы. О мастер-классах,  которые желательно пройти тем, кто претендует на призы, она слышала давно в околокулуарных разговорах, и разъяснения зачем именно – так же. И, несмотря на то, что её коробило всегда от этого, сейчас, в свои двадцать лет с отличием окончив консерваторию, она решила последовать этим рекомендациям, потому что в стенах консерватории столкнулась с подводными течениями, уводящими талантливых исполнителей от призов на конкурсах и концертов, и тайными пружинами, стремительно поднимающих никчемных или просто сереньких середнячков на самые престижные сцены фестивалей и финалы конкурсов.  Её старенькая профессор величественно восседала в своей башне из слоновой кости над всякими течениями, пружинами и раздумьями над будущем своих учеников. Анна, блестяще сдав все экзамены и с отличием закончив консерваторию под восхищённые аплодисменты профессорско-преподавательского состава, вдруг обнаружила, что никому не нужна – ни дирижёрам, ни продюссерам, ни организаторам фестивалей, ни своему собственному педагогу. Что делать? Надо показать себя на конкурсе, который декларирует своей основной целью поиск и дальнейшую поддержку молодых талантливых исполнителей. Свой выбор Анна остановила на одном из таких конкурсов, потому что он проводился в «пупе земли», где пересекались всё и вся. Прочитав про мастер-классы, проводимые сразу перед конкурсом, Анна, хорошо информированная о конкурсных «традициях», сразу же записалась к Клаудио. И потом, почему бы не услышать другое мнение? Про Вилё она тоже подумала, и, превозмогая отвращение к самой себе, преподнесла ей не очень дорогое, но и не очень дешёвое кольцо со словами, подсказанными прошедшими через конкурсные перипитии товарищами:

– Разрешите подарить вам сувенир на память о моей стране.  

Вилё без какого-либо удивления взяла коробочку, раскрыла её, и, ахнув, воскликнула:

– Какая прелесть, какое чудо. И впрямь, твоя страна – страна чудес.

«Всё правильно, значит», – подумала Анна, стирая мгновенно выступивший пот со лба. Правильным ей показалось и решение пройти мастер-класс с Клаудио, который весьма внимательно прослушав её исполнение, определил его виртуозным, интеллектуальным и музыкальным и дал ей контакты своего секретаря:

– Вот контакты моего секретаря, свяжись с ним для того, чтобы он внёс тебя в нашу базу.

Обрадованная Анна написала письмо секретарю сразу же, передав как можно точнее поручение Клаудио. К своему удивлению, она быстро получила письмо от секретаря с расценками фирмы. Она ничего не собиралась заказывать, неужели не было ясно! Между прочим, она хотела выиграть в качестве приза запись на студии! «Тупой секретарь», – решила она и не ответила на это письмо, потому что отвечать было нечего, а потом и вовсе забыла про него.

 178 total views,  2 views today