В республике тожественно отметили 90-лет со Дня рождения народного поэта, писателя, драматурга Якутии и творческого тандема

Ивана Михайловича Гоголева и известного якутского режиссера Федота Федотовича Потапова

Вилюйский улус, где особенно почитают и любят поэта, выступил инициатором проведения акции – флешмоба по песне поэта «Якутия моя родная». Эта песня очень известна и стала народным гимном в Якутии.

С родной земли поэта прозвучала песня, Министерство культуры во главе с Министром Министерства культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) Ю. С. Куприяновым воодушевленно исполнили – и во многих улусах ее пел народ.

Диск с записью этой песни вместе с портретом Ивана Гоголева полетит в космос.

В Литературном музее им. П.Ойунского провели мероприятие, посвященное 90-летию со Дня рождения народного поэта, писателя, драматурга Якутии И.Гоголева и творческого тандема поэта и режиссера.

Песня на слова Ивана Гоголева, на музыку Гранта Григоряна «Сахам Сирэ барахсан» в исполнении мужской группы ГВА “Туймаада”

и сотрудников музея, гостей, зрителей прозвучала в стенах, где хранятся рукописи наших классиков, писателей – витает дух могучего якутского слова, северных народов и русской литературы разных времен и эпох.

Почти 30 лет содружества поэта и режиссера – это большой период времени, когда они, в трудные времена для якутского языка, старались сохранить его.

Это был период, когда могучий, красочный, образный якутский язык звучал в полную мощь со сцены театра, что так любим и популярен в народе.

Выставка книг НБ РС(Я) и выставка из фонда Литературного музея, семейного архива, из музея в Чочу, документальные фильмы,презентации о жизни и творчестве И.Гоголева представили жизнь в творчестве писателя, драматурга, поэта Ивана Гоголева и Ф. Ф.Потапова.

С приветственным словом выступил народный писатель Якутии – Н.Лугинов,

директор Литературного музея и Министр Министерства культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) Ю. С. Куприянов; Доллонов В.С. – заместитель председателя Союза Писателей Республики Саха (Якутия), главный редактор журнала «Полярная звезда» и другие.

Состоялся показ документального фильма из цикла «Хранители времени», рассказывающий о жизни в творчестве поэта и режиссера.

Творческая группа: Режиссер – Амбросьева Лариса Егоровна, оператор – Лазарев Андрей Иванович, редактор – Трофимова Светлана Ивановна.

Лена Ивановна Гоголева – главный художник Саха театра, и Зоя Петровна Багынанова, народная артистка РС (Я) представили фильм.

Были вручены за большую работу по увековечиванию памяти народного поэта

благодарственные письма главе Вилюйского улуса С.Н.Винокурову,

мэру города Вилюйска Афанасьеву Нюргустану Владимировичу; Васильеву Алексею Ивановичу – главе муниципального образования Халбакинский наслега; Петру Александровичу Догоюсову – главе Чочунского наслега Вилюйского улуса.

О работе музея им.И.Гоголева-Кындыла Клавдия Николаевна Николаева, рассказала директор музея имени И.М. ГОГОЛЕВА” “Чочунского наслега ” Вилюйского улуса.

Также выступили Дашевская Алена Александровна, директор «Центра культурного развития и народного творчества” и Надежда Николаевна Иванова – заведующая отделом народного творчества районного центра культурного развития и народного творчества муниципального района (Вилюйского улуса).

Прозвучала литературная композиция «Мин бэйэм айылгабын» – «Природа – я и я – Природа»: якутское песнопение в исполнении Марины Ушницкой, работавшей долгие годы с наследием Ивана Гоголева, специалиста по драматургии Ивана Гоголева. Постановщик Домна Потапова.

Н.М.Гоголева – сестра И.М.Гоголева, В.Федоров – родственники поэта, М. С. Васильева – заслуженный работник культуры РС (Я), учитель и другие поделились воспоминаниями о нем.

Выступили представители творческой интеллигенции, науки – многие – те, кто почитает, помнит, читает и изучает большое наследие поэта, писателя и драматурга.

Символично, что в первых номерах популярных журналов республики “Чолбон” и “Полярная звезда”, были опубликованы произведения Ивана Гоголева, ранее мало известные, еще неопубликованные или впервые опубликованные в переводе на русский язык, как его роман-поэма “Третий глаз”.

Перед вами отрывок из него:

Иван Гоголев

ТРЕТИЙ ГЛАЗ

Что это – величавое предание или суровая быль?.. То никому неведомо.

И бесчисленные года, канувшие в лету, сурово молчат, оставив загадочный гул в бездне небес. Один угрюмый остров-утес, что горделиво высится над бурливой пучиной, далеко-далеко, где матушка Лена-река впадает в нелюдимый северный океан, верно, знает об этом, но хранит свою тайну нерушимо, свято.

О, великий остров-утес, Эбэ Хайа! Не тебе ли с трепетом поклонялись те бродячие племена, что исчезли, развеялись по свету! Их стоны, заклинания трогали тебя ли?.. Безмолвствует старче. Но приходит пора и туман забвения рассеивается, оживают тени, незаслуженно забытые. Тайное становится явным. Настало время поведать об этом ныне живущим, что все хотят видеть, все хотят знать и все понять…

Когда-то в молодости я, такой же любопытный, дерзкий, жаждущий все увидеть, познать, плыл на белоснежном теплоходе. Мы причалили к отмели, к усыпанному галькой берегу. Я почтительно тебе поклонился. Долго, молча любовался величавой громадой, озаренной багровым светом незаходящего полярного солнца.

Ты мне показался старинной магической книгой, еще не открытой, на каменных страницах которой застыли строки, как спящие орлы. Кому дано разбудить их, чтобы они взлетели в самую высь с пронзительным клекотом и стали видны во всех концах земли?..

Веселые возгласы нарушили покой, то бригада рыболовов на мелководье тянула грузный невод к берегу. Вскоре они вывалили на влажный песок большой улов. Рыбы с серебристой чешуей запрыгали, извиваясь, точно заплясали. Гостеприимные хозяева вдоволь угостили нас свежей стерлядью, поджаренной на костре, пахнущей дымом и речной водой. Их заразительный смех, острые шутки сделали наш ужин поистине незабываемым. Среди них я сразу приметил одну смуглую красавицу, с загорелыми до черноты щеками.

«Вот она – подлинная, северная краса!» – думал я, исподлобья любуясь ею. Высокая грудь соблазнительно колыхалась, тяжелые косы падали ниже колен. Возраст ее трудно было определить. Она принадлежала к редкой породе женщин, долго сохраняющих молодость и красоту. «Вечно молода», – говорят о таких. Видно, она сознавала свою силу и держалась обособленно. Изредка таинственная улыбка озаряла ее лицо. Тогда белоснежные зубы вскипали, словно речная пена. Я невольно восхищался завораживающей улыбкой, густыми, вздымающимися на ветру волосами, игрой лица, передававшего все оттенки чувств. Но, как ни странно, глаза ее совсем не улыбались, напротив, обдавали холодом, смотрели грустно, строго. Как это часто бывает у красавиц, она сразу заметила, что ею любуются и молча, испытующе глянула на меня. Я тут же смущенно опустил глаза. А она усмехнулась и резко сказала:

– Нет, не отворачивайся, парень, не стоит!

На это я растерянно буркнул:

– Да я так, просто…

– Нет! Не просто, не просто! – неожиданно рассердилась красавица. – Чего ты боишься! Ведь ты сразу почуял, кто я! И я поняла, как только увидела тебя – ты тот, кому откроется!.. Да, ты не ошибся, я – вновь рожденная, та, кого ждали и ждут!

Страстная убежденность, с какой она выкрикнула эти слова, заставила всех обернуться. Но она, ничуть не смутившись, продолжила с большим воодушевлением:

– Душа моя уже жила здесь когда-то и жаждет открыться, поведать вам!

Люди недоуменно переглянулись, но удивительный свет, хлынувший из глаз ее, заставил их остановиться, невольно прислушаться к странным словам, голосу, зазвучавшим глухо, будто из дальней дали. Огненный взор остановился на древнем острове-утесе, что величаво возвышался впереди. Она раздумчиво проговорила:

– Подумать только, прошло целых три века, а скала все стоит…Но все же, не та уже. Тогда была совсем дикой, заброшенной. Стояла себе и знать не ведала кто они, эти

вездесущие двуногие…Вглядитесь! Правда она напоминает урасу· бродячих тунгусов?! Ее будто рассекли огромным, острым мечом!

Все, приглядевшись, удивленно зашептались. И вправду, точно разрублена надвое то ли острым мечом грозного небесного богатыря, то ли неведомым, суровым Духом.

А страстный голос продолжал:

– В ту ночь бушевала буря с грозой. Полыхали молнии яро, люто. Рассекали небо огненными мечами. Земля дрожала, скала тряслась так, что казалось, оторвется и улетит. Река лютовала, бурлила. Вот вода вскипела, точно вода в медном чане, с ревом обрушилась на каменную громаду и расколола, как скорлупу в страшном ударе грома. Валы вздыбились, взревели и понесли с собой рассеченную половину скалы-острова!.. Теперь она громоздится там, в нижнем течении реки, далеко отсюда. Такая же мощная, неприступная. Там и начинается ныне Полярный круг…

– Невероятно! Значит, перед нами сейчас только половина Горы – скалы?!

– Да, именно так. Теперь ее зовут Гора-столб.

– Столб? Как-то обыденно звучит. А древнее название?

– Ее почтительно величали Гора-матушка. Сам Дух северного края жил на вершине ее. Верно, она вобрала в себя его мощь. Выстояла все бури, грозы. Воочию увидела те потрясающие события, что взбудоражили весь северный край…

– Вот как?! А что за события? Мы можем узнать о них? – заговорили люди наперебой. Она пристально оглядела их лица, замершие в ожидании, и торжественно произнесла: «Да, теперь это возможно! Вы услышите, непременно!»

Мы поспешно окружили ее и затихли. Даже громадный остров-утес прислушался. И великая река словно замедлила свой бег, потекла ровно, неторопливо, как речь ее:

– В те давние времена, в долине Туймаада, где стоит сейчас город Якутск, жил знаменитый Тыгын, сын богача Мунньана. Слава о нем гремела далеко окрест, на многих наводила ужас. Он был поистине мудрым, суровым, правил железной рукой. Видно, задался целью объединить все разрозненные племена и стать единовластным владыкой. Хитростью, жестокостью, дальновидностью и отвагой он превосходил всех вождей мелких племен,

родов, недалеких, чванливых. В те времена на среднем течении Лены, по берегам рек Вилюя, Алдана, Амги, Татты, Суола, Танды обитало больше сорока родов по отцовской линии. Все они были независимы, горды, имели своих вождей и не терпели других. Нет, не хотели они покориться высокой тени Тыгына. При желании могли бы объединиться и выставить против Тыгына около двухсот вооруженных воинов, что тогда было силой, немалой. Но не было среди них могущественного вождя, равного Тыгыну, и не нашли они между собой общий язык. Жили в раздоре, мелочной вражде и в конце – концов распались, разбрелись кто куда, по необъятным просторам страны. Некоторые затаились в отдаленных глухих местах, ушли на самый крайний север.

В те времена сторона, где текла река Вилюй, называлась Западная даль, а обширная, бескрайняя земля, что вольно простиралась до Ледовитого океана – Каменная даль.

Так вот, один небольшой род, под предводительством шамана Манган ойууна, Белого шамана, добрался до Верхоянских хребтов и основался там. Белого шамана все искренне почитали. В знак особенной расположенности, его величали Барыылаах, что значит Могущественный или Беспредельный. Почтенный старец добрался до крайнего севера на своем любимом гнедом коне, который состарился вместе с хозяином. Однажды в летнюю жару конь этот стоял в тени зарослей тальника. Местный охотник издали принял его за лося и подстрелил из лука. Великий шаман очень опечалился, но из осторожности, дальновидности не стал мстить. Доброжелательно, спокойно, соблюдая все приличия, попросил, чтобы глава племени, откуда был родом убийца охотник, заплатил за погибшего коня. Вождь, такой же мудрый человек, решил, что это справедливо. Просьбу старца уважили и отдали ему сорок ездовых оленей. Так завязалась дружба, очень выгодная для них. Но прошел слух, что убитый конь был не просто животным. Это – дар самого великого небесного духа. Он разгневался, потому скоро грянет возмездие. И правда, через некоторое время напал страшный мор. Черным, ненасытным палом он сгубил множество северных мелких родов. В ужасе люди называли его «Черной смертью». Черная смерть настигала всех, никого не щадила, ни старых, ни малых, ни мужчин, ни женщин – всех беспощадно косила. Оставшиеся в живых люди разбежались по суровым северным далям. Там, где прошла эта Черная смерть, белели лишь кости, не захороненные людские трупы. Люди

видели, как на останках бесновалась черная женщина, косматая, костлявая и дико, победно кричала: «Оспа! Оспа беспощадна! Истреблю всех, всех!»

В безумном страхе перед нею местные жители побросали все и покинули обжитые места в надежде выжить. А те, кто остались по разным причинам, в смертельном страхе лишь шепотом говорили. Даже поубивали надежных друзей собак, чтобы те своим лаем не выдали их присутствия.

И шаман Барыылаах не избежал горькой участи. За несколько дней мор скосил его жену, четверых дочерей. Только он выжил и младшая дочь. Даже не похоронив своих родных, они бежали на север на двух ездовых оленях, в безвестную, мрачную даль. Вскоре они совсем потеряли ориентир и заблудились в беспредельном, безмолвном пространстве. Пустили оленей самотеком и молча, понуро поехали, зная, что впереди их ждет только голодная, мучительная смерть. Через день, другой пали от истощения олени. И вот отец и дочь остались совсем одни, как сиротинушки. Никого кругом, одна стылая даль, суровая, беспросветная. Плакать, кричать бесполезно, никто не услышит, не придет на помощь. Дочь в изнеможении опустилась на громадный серый валун и молча заплакала. При виде слез своей младшей, любимицы, отец встрепенулся, пришел в себя. Озарение снизошло на него и открылось, что где-то здесь, неподалеку протекает великая, полноводная река Илин. Он внимательно осмотрелся, почуял едва уловимый запах большой воды и возликовал:

«Не плачь, родная! Духи сжалились над нами! Еще немного и мы доберемся до великой реки Илин! И спасемся! Спасемся!»

Дочь, услышав это, приободрилась. Они с трудом поднялись и в надежде поспешили вперед…

Перевод Анны Ленской