Так радуюсь, когда получаю такие сообщения от него. Это ответ на мое письмо, написанное вечером 25 января текущего года. В тот день впервые приняла участие в ежегодном проекте «Память Холокоста» и рассказала о судьбе еврейского мальчика, депортированного из г.Кибартай (Литва) 14 июня 1941 г. с семьей. Когда они в товарном вагоне ехали в сторону Сибири, началась Великая Отечественная война. И только после войны, должно быть, он узнал, что 29 июня 1941 г., то есть через две недели после их отъезда, свыше 100 кибартайских евреев были расстреляны немецкими оккупантами.  Среди них могли быть его родственники, друзья… В вагоне вместе с ними ехала семья Рахлиных с двумя детьми. Отцы семейств знали русский язык, поэтому даже конвоиры к ним относились более уважительно. Алтай, затем самые северные районы Якутии… Как они выдержали, выжили рассказали Рахиль и Израэль Рахлины в своей книге «16 лет возвращения: сибирская сага». Эта книга давно стала одной из моих любимых. А вторую книгу, точнее альбом с воспоминаниями получила в 2016 г. из Иерусалима. Она называется «К твердой руке и честному цвету» и написал ее известный израильский живописец, график и скульптор Аарон Априль. Это тот мальчик, о котором начала свой рассказ.

Кто-то недавно говорил, что он образование получил в Якутии и никогда не пишет об этом. Априль писательством не занимался. А о том, что в его сердце до сих пор сохранены воспоминания о Якутии, однокурсниках рассказывает его альбом — воспоминание. Наоборот, о нем постарались быстро забыть у нас, так как он выехал с семьей в Израиль в 1972 году. Исчезли и его большие работы, написанные в 1952 году: «Казнь Манчары» и «Выборы на севере». Слава Богу, остались фоторепродукции.

Априль Аарон золотой медалист школы №9 г.Якутска. Но, поскольку был депортированным, не имел права выехать в центр и поступить в учебное заведение. А тяга к живописи у него проявилась еще в детстве, поэтому поступил в Якутское художественное училище. Через год пробрался тайком в Москву и полтора года учился в художественном училище Памяти 1905 года. Увы. Нашли и отправили обратно в Якутск. В училище его приняли обратно. Кроме того, он поступил заочно в педагогический институт на исторический факультет. В 1951 г. окончил художественное училище с красным дипломом и 4 курса института. Затем успешно учился в легендарном Московском художественном институте им.В.И. Сурикова. В 1963 г. приезжал в Якутию, побывал в Мирном, встретился с учителями, друзьями.

Мой рассказ внимательно слушали, а после выступления искренне поблагодарили. Для меня аудитория была совершенно незнакомой и даже опешила, когда один из них сказал: «Я его помню». От волнения сразу не узнала академика Б.М. Кершенгольца. Конечно, Аарон был учеником его отца, бывал у них дома, вел переписку с ним. Обещали связать со школой №9, где создан музей. Подходили и другие: журналист, историк, председатель финской общины. А потом все вместе пели «Бухенвальдский набат»… Сразу вспомнила школу, когда разучивали эту песню и рыдали. Мы

с детства знали, что такой концлагерь… Нам много рассказывали о Великой Отечественной войне. Но мы не знали, что среди нас жили депортированные и их потомки.

Время от времени перечитываю книги Рахлиных и Аарона Априля. Рассматриваю репродукции его работ «Память» и «Капризы памяти» и каждый раз думаю «Якутия живет в его сердце». Дай Бог ему здоровья и долголетия.

 

Ефросиния Ноговицына, с.н.с. НХМ РС (Я)