В эти солнечные летние дни, омраченные пандемией, всем нам хотелось бы больше солнца, радости, цветения природы – больше позитива. Предлагаем вашему вниманию стихи якутского народного поэта Ивана Гоголева, воспевающего природу, ее красоту и цветение. В его юбилейный год, год 90-летия на родине его, в Вилюйском улусе прошел традиционный праздник ысыах, в режиме онлайн, где народ отдал дань почитания, признания своего любимого поэта.

Ленские столбы

Стоят утесы высоко

На солнечных откосах.

Летят легенды далеко

О розовых утесах.

Что, если в давние века

Звезда, светла и ала,

Как жизнь чужая, далека,

К нам звездолет прислала?

Пришельцы, шлемами горя,

Свыкались постепенно.

Когда же занялась заря,

Глядят: пред ними – Лена!

Стоят на полосе песка

И смотрят, замирая:

Идет великая река,

Ей – ни конца, ни края…

Изумлены, потрясены

Так астронавты были,

Что гордый лик родной страны,

Язык ее забыли.

Забыли трудных, долгих дней

Тяжелую истому,

Теней загадки и огней

И путь к родному дому.

В сиянье дней, во тьме ночей

Стоят – и в клочьях пены

Не сводят трепетных очей

Они с могучей Лены.

Счастье

Старший брат, послушай меня,

Слишком долго ждала нас мать,

Низко голову наклоня…

Как мы счастливы — хочет знать.

В кронах лиственниц – ветра свист,

Шишки падают на траву…

Я роняю слова на лист,

Я стихом до утра живу.

Нашу северную страну

Делом хочется прославлять.

И проверишь ты не одну

Ученическую тетрадь.

И прохладной течет струей

Этот вечер в моем окне,

И дорога блестит росой, Словно бисером при луне.

Не таким ли вот вечерком

Наш, не видевший счастья, дед

В путь отправился с посошком,

На траве оставляя след?

Дальний путь его был тяжел.

Дед с тех пор по тайге плутал,

Только счастья он не нашел,

И привета нам не послал.

А когда уже ни к чему

Стал последний табак ему,

Трубку выронил он свою,

Неизвестно, в каком краю.

Пусть прохладной течет струей

Этот вечер в моем окне,

Пусть дорога блестит росой,

Словно бисером, при луне, —

Нет, не станем ходить мы зря,

День и ночь проводить в пути,

Не поскачем мы за моря,

Чтобы счастье свое найти.

Счастье в том, что листаешь ты

Ученическую тетрадь.

Что могу я стихов листы

До рассвета перебирать.

Ысыах

В день ысыаха· буду петь я,

Прочь горести в день ысыаха!

Я шел к нему через столетья,

На мне – расшитая рубаха.

Я оседлаю иноходца,

Уздечку-радугу надену.

Обычаям мы знаем цену.

И старине поклон кладется.

Она мудра, как наше слово,

Как лес дремучий, седоуса.

Она приходит в гости снова

Под гул задумчивый хомуса.

Отличен этот день от многих:

Гляди, чорон вприсядку ходит.

Сидит кумыс, скрестивши ноги,

И песнь застольную заводит.

Средь мудрых дедов встречу хмель я,

Но шума, крика нет в помине.

Здесь каждый парень – бог веселья,

А девушка – любви богиня.

Вот мчит скакун, красив на диво.

Искрят копыта о каменья,

Струною скрипки стонет грива…

О, синий ветер вдохновенья.

И скачет, выронив поводья,

Тайга холодная, сырая.

Владеют свет и половодья

Душою ледяного края…

В день ысыаха буду петь я,

И сброшу с плеч печали бремя

Я шел к нему через столетья,

Ведь я тут — свой, родное семя.

Эсекай·

Птицей мчись по синим высям,

Смех из сердца высекай,

Пенным ты плещи кумысом,

Древний танец эсекай.

Рощи с малыми ручьями

Танцевали вдалеке,

Шла заря, водя плечами

В алом шелковом платке.

Торбас, бисером расшитый,

Словно радуга-дуга…

Улыбнись, ворчун сердитый,

Старый враг, прости врага!

Ныне все родные. Ныне

Хороводный круг велик:

Ходят женщины-богини,

Прям, как юноша, старик.

В пляс удача с неудачей,

Счастье – с горем и бедой,

С современностью горячей

Мудрость старости седой!

В пляс! Да чтоб зимой холодной,

Ночью черной не потух

Дух свободный, благородный,

Эсекай – народный дух!

Здесь, под бубен громкий, мерный

Ждут меня мои друзья,

Ждет меня подснежник верный –

Нежность первая моя.

Если б бог из снисхожденья

Этих дней мне не давал,

Никогда бы день рожденья

Днем удачи не назвал!

Природа

Я живу в ладу с землею,

Солнцем,

небом,

облаками.

Зиму, лето золотое

Я привык считать друзьями.

Я ни разу не обидел

даже кустик на опушке,

И никто меня не видел

Хитрым, злым и равнодушным.

Белка,

дерево,

девчонка –

Мы живые. Мы – живые!

По волокнам – самым тонким –

Бродят силы молодые.

Я удачливее вечных

Постояльцев пантеонов,

Полководец далей млечных,

Темнохвойных легионов!

Не родит меня

Вторично

Женщина, как ни проси я;

Потому спешу я – лично! –

Видеть мир зеленый,

синий,

Белый,

красный,

бирюзовый.

Неспокойный

и грозовый.

Мир безбрежен и прекрасен.

Но и я

Не из уродов.

Чист мой голос в многогласье

Торжествующей природы!

Мои долги

Мой долг, признаться,

ни велик, ни мал,

а не найду нигде себе покоя.

Начало жизни – утро голубое.

Я голубому утру задолжал.

Весенний дождь, живительный родник

Мне освежили сердце молодое.

Им должен я.

И кедра я должник –

В тени его я прятался от зноя.

А молодая майская заря

И Севера далекое сиянье

В крутой крови, в душе моей горят,

Ждут моего ответно воздаянья.

О, люди, люди! Братская семья!

Я должен вам за добрую науку.

Испытанного друга встретил я –

И друг мой, труд пожал мне крепко руку.

С ним не страшна долгов густая сеть,

И я тружусь, упорствую, стараюсь, —

Ведь не имею права я стареть,

Пока за все сполна не рассчитаюсь!.