You are currently viewing Ва́цлав Леопо́льдович Сероше́вский

Ва́цлав Леопо́льдович Сероше́вский

                                                                                

Обширное научное, литературное наследство на русском и польском языках, по исследованию этнографии якутов, Северного края оставил нам другой ученый, писатель, публицист  Ва́цлав Леопо́льдович Сероше́вский.

Ва́цлав Леопо́льдович — поляк по происхождению, российский и польский этнограф-сибириевед родился в местечке Вулька-Козловска в Польше, которая в то время входила в состав Российской империи. Он происходил из семьи землевладельца, вынужденного бежать за границу.  Имение Серошевских было потеряно, и юному Вацлаву пришлось начинать жизнь в крайне стесненных условиях. При помощи родственников он поступил в гимназию в Варшаве, но не выдержал мертвящей скуки тогдашнего классического образования и бросил учебу. Ему пришлось расстаться с мечтой о карьере врача и устроиться учеником слесаря в железнодорожную мастерскую. Он не подозревал, как скоро ему понадобятся навыки ремесленника. По своей натуре Серошевский был бунтарем. Когда его арестовали за участие в антиправительственных кружках, тюремная камера стала его университетом. Однако вскоре его занятия социологией и политической экономией были прерваны бунтом заключенных. Серошевский принимал активное участие в протесте узников и был приговорен военно-окружным судом к каторжным работам, которые ввиду его несовершеннолетия были заменены ссылкой в Сибирь.

Серошевский впервые увидел Якутию весной 1880 года, где ему предстояло провести 12 лет. Ссыльному поляку определили для жительства Верхоянск.

В предисловии к своей монографии о якутах Серошевский перечислил места, в которых ему довелось побывать. В частности, он писал, что «…кроме незначительных экскурсий в окрестности, я совершил поездку на лодке по р. Яне до Ледовитого океана…». Цензура не позволяла сказать большего, и у читателя могло сложиться впечатление, что речь идет чуть ли не о увеселительной поездке. Между тем это был до безумия дерзкий побег группы ссыльных весной 1882 года. Они собирались выплыть на парусной лодке в открытый океан и двинуться в сторону Америки. Впоследствии Серошевский описал эту эпопею в повести «Побег«, закончив ее моментом, когда его товарищи вдохнули полной грудью океанский ветер свободы.

В действительности, эта история имела печальное продолжение. Лодку затерло льдами, и погоня настигла беглецов на острове недалеко от побережья. Полицейские власти безошибочно определили, что Серошевский был душой всего дела и главным строителем лодки. Его приговорили к наказанию кнутом, но не смогли привести приговор в исполнение, поскольку среди местных жителей не нашлось добровольного или наемного палача. Тогда было принято административное решение подобрать для Серошевского новое место жительства, отвечавшее следующим условиям: оно должно было располагаться в 100 верстах от судоходной реки, в 100 верстах от торгового тракта и в 300 верстах от любого крупного по якутским меркам населенного пункта. Теперь ему был закрыт доступ даже в Верхоянск. 

Его перевели в Колымский округ. Под конвоем казаков ссыльного отправили в длительное путешествие, конечным пунктом которого стало селение Андылах в Колымском округе. Через несколько месяцев Серошевского перевели в еще более глухое урочище Енгжу в долине реки Алазея. Серошевский воссоздал картину этого сурового края в повести «На краю лесов«. Один из персонажей повести — ссыльный Павел был так же надежно изолирован от общества, как и сам писатель. Однако нельзя отождествлять автора и его героя. Павел — горожанин, плохо приспособленный к условиям Крайнего Севера. Совсем иначе устроил жизнь Серошевский. Он завел кузницу и слесарную мастерскую, работал по заказам местных жителей. Еще в Верхоянске женился на «милой двадцатилетней» якутке Анне. Она рано умерла, оставив дочь Марию. Серошевский официально признал ее права и не забыл после отъезда на родину. Мария стала учительницей. Поразительно, что отец и дочь, несмотря на огромные трудности, продолжали переписываться вплоть до 1933 года.

Жена научила Серошевского первым якутским словам. Он признавался, что начал учить язык с тайной мыслью о побеге. Серошевский называл якутский язык «французским языком Северо-Восточной Сибири» (в ту эпоху французский являлся языком межнационального общения). Он рассчитывал, что, овладев языком, сможет легко разведать дорогу. В тех же целях он вел долгие беседы с якутами и записывал различные сведения. Постепенно работа увлекла Серошевского. Он вспоминал: «Вскоре я собирал последние (рассказы и предания) уже ради них самих. Я нашел здесь своеобразную поэзию и много полезных научных сведений».

В 1885 году Серошевскому разрешили отправиться на р.Алдан, а потом перевели в Намский улус, где он из кузнеца превратился в рачительного земледельца. По окончании срока ссылки в 1892 году он уехал в Иркутск.

Через четыре года ему разрешили вернуться в родные края. «Маленькой показалась мне после Сибири моя Польша…» — сообщал он друзьям. Еще в заключении в Варшаве Серошевский написал знаменитое стихотворение «Чего они хотят?» для рукописного тюремного журнала. Однако подлинное начало его творческой деятельности оказалось связанным с якутской темой. В 1900 году он опубликовал рассказ «Хайлак» о трагическом столкновении ссыльного разбойника с местными жителями-якутами. Постепенно у Серошевского (он взял псевдоним Вацлав Сирко) накопился целый цикл рассказов: «Осень«, «Украденный парень«, «В жертву богам«, а также литературно обработанных преданий о Манчары и покорении Колымского края. Эти произведения вошли в сборник «Якутские рассказы», изданный в 1895 году.

На долю сборника выпал шумный успех. Рассказы печатались в лучших столичных журналах и переиздавались в массовых сериях: «Читальня народной школы», «Книжка за книжкой», «Библиотека юного читателя». Без преувеличения можно сказать, что именно Серошевский познакомил широкого читателя в России с Якутией. «Якутские рассказы» издавались также на польском языке. Серошевский неоднократно обращался к различным эпизодам своей сибирской ссылки. Например, в 1902 году он опубликовал очерк «В краю Саха».

У бывшего ссыльного, ставшего известным писателем, были сложные отношения с царской полицией. Его много раз привлекали к ответственности за распространение социалистических и революционных идей. Только заступничество П.П.Семенова-Тян-Шанского спасло Серошевского от вторичной ссылки. Знаменитый географ рекомендовал писателю уехать подальше от бдительных глаз жандармов.

В 1902 — 1903 гг. Серошевский участвовал в экспедиции Географического общества в Монголию, Китай, Корею, Японию. Путешествие по странам Дальнего Востока нашло отражение в новых повестях и романах писателя.

Наиболее знаменит его огромный труд «Якуты» — это самая обширная этнографическая монография о якутах, какая есть в нашей литературе, том в 700 страниц и более 168 рисунков. Он завершил его в 1894 году. Еще в рукописи она была удостоена малой золотой медали Всероссийского императорского Географического общества. В 1896 году вышла в свет и получила самую высокую оценку научной общественности. Рецензенты отмечали, что этот труд отражает уровень развития науки определенного периода. С тех пор антропология, археология, лингвистика и этнография шагнули вперед, сложилась обширная литература, да и передвижения его по краю у него были ограничены. Тем не менее, все это не умоляет достоинства его работы.  Сейчас можно сказать, что ни одно из этнографических сочинений на эту тему несопоставимо с трудом Серошевского. До сих пор его монография является наиболее полным исследованием по этнографии Якутии.

Серошевский оставил нам уникальный свод фактического материала, охватывающего все стороны жизни якутов. Исследование состоит из введения, с географическим очерком, данными о климате, растительности, фауне, домашних животных, а также – из обширных глав, в которых рассказывается о происхождении якутов, о расселении коренных жителей, племен, их физических особенностях, экономических основах быта, пище, одежде, платье, постройках, ремеслах и искусстве, о социальном строе,  распределении богатства, условиях труда и найма, родовом строе, о семье, детях, браке и любви. Очень интересна глава о народном словесном творчестве, верованиях.  Так об олонхо ученый пишет: «Олонго – самая установившаяся и законченная из форм якутского народного творчества…Предметом его в большинстве случаев служит повествование о приключениях, битвах, удачах и неудачах «богатыря» разъезжающего по белу свету в поисках «доли»…Герою былины всегда придают титул батыр, богатыр или боготур. Он наделен множеством необыкновенных качеств, добродетелей и редкой красотой…»

Этот великий труд – настольная книга не только для ученых — для каждого, кто интересуется Якутией, ее народом.

Литература:

В.Л.Серошевский. Якуты.Опыт этнографического исследования. – 2-е изд., — М., 1993.

                                                                                     Подготовила Гоголева А.И.

 56 total views,  1 views today