Из книги известного писателя, исследователя жизни и творчества П.А.Ойунского О.Сидорова«В самом начале  1930 –х годов в творчестве Ойунского наступило, если можно так выразиться, время олонхо. Первым он в 1930 году заканчивает «Туйаарыма Куо Светлолицую». Потом в 1930-1932 годах настал черед главного олонхо народа саха «Нюргун Боотур Стремительный». Свыше 36 000 стихотворных строк!  Сегодня, по происшествии лет,

«Нюргун Боотур Стремительный» воспринимается как символ самоидентификации народа саха — якутов.

  Значение и роль художника во многом определяются его чуткостью к велениям эпохи.  Новая власть  совпала по времени своей культурной революции с сильнейшим процессом

самоидентификации народа, с так называемым этническим ренессансом.  Якутия, пережившая в своей истории бурные эпохи этнического ренессанса, выразившегося в культурном развитии и поисках своего «я», активно воспользовалась национально-культурной политикой первых лет советской власти. Этнический ренессанс стал его ярким выражением, и уже на закате этого процесса Платон Ойунский создает символ этого – свои олонхо.

  Работу над олонхо он задумал еще раньше. Сохранилось его письмо от 31 марта 1926 года историку Г.А.Попову: «Тов.Попов! С осени 1925 года по настоящее время я исключительно занят созданием якутской сказки,для чего мною использованы более 10 образцов народной литературы в выпусках Академии наук, собранных в Якутии  академиком Э.К.Пекарским, а также сказки многих, сказанные «сказочниками» Якутского округа. Предварительный набросок сказки получился порядочный, страниц 416, а на беловой, видимо, будет еще больше. При составлении этой сказки – все, что есть общего для всех якутских сказок, все…», оригинальное, своеобразное, все данные мною взяты. При создании этой сказки я наткнулся на многие данные, дотоле мне еще неизвестные. Самым крупным из них явилось открытие «борьбы всех сил мира», т.е.борьбы всех начал за свои функции в мире. Эта борьба называется «широкого неба огненная борьба». После этой борьбы все силы, все начала – получили все свои определенные функции. Я в детстве на это никакого внимания не обращал.

При составлении этой сказки я обратился за указаниями, материалами и советами к Петру Вонифатьевичу Слепцову, который собирал все эти сведения, и он подсказал о существовании в якутской сказке указанной огненной борьбы.

  Я пришел к выводу: началом всего мировоззрения якутов, их культа является именно эта «огненная борьба», после чего началась жизнь на земле. После этой борьбы, по заключении

«огненного мира», идет уже территориальное, функциональное самоопределение всех начальных сил.

  Обдумывая все эти вопросы, я пришел ко второму своему выводу – о «bis uha» на небе, на земле, и в нижнем мире. Последний мой вывод – более новый, но могущий быть подтвержденным данными об этой «огненной борьбе мировых сил», после которой только получились эти «bis uha». Мой вывод более близок к истине, чем сделанные ранее выводы о «bis uha» исследователями Якутии. Сообщая об этом, я просил бы посвятить одно заседание Совета или общества этому вопросу и собрать в дальнейшем материалы по данному вопросу:

 правилен  ли мой вывод?» Поэтому воздержусь сообщить о «bis uha» до заседания или собрания.  Желательно было бы пригласить  знатоков, если возможно, известных  якутов-сказочников. Ваш Ойунский».

  Искусствовед Валентина Чусовская рассматривает олонхо как религиозную драму. Она пишет:

«Поэтический и сказительский дар позволил Ойунскому не только держать в памяти грандиозные массивы эпического текста, но и создать на их основе литературный образец, гармонизированный в соответствии с формой религиозной драмы – жанра, послужившего в истории  народов основой культурообразующего феномена классического театра».

  Олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» не только праобраз будущего, но и воспоминание о «Золотом веке» народа в составе тюркского, азиатского мира.

  В 1927 году, завершая свою работу «Якутская сказка (олонхо), ее сюжет и содержание», Ойунский пришел к такому выводу:

«Значение олонхо неизмеримо. «Олонхо» определило мировоззрение древнего якута; оно же освещает нам весь древний период жизни якута, его доисторию». Таким образом, он подчеркивает ценность олонхо, как источника информации о древней истории народа саха и рассматривает олонхо как историко-этнографический источник. Иными словами, в текстах олонхо, по мнению одного из первых его исследователей, сохранялась и из уст в уста передавалась информация не только о мировоззрении, но и устная история народа.

 В.Н.Иванов в статье «Платон Алексеевич Ойунский : государственный деятель и мыслитель» подчеркивал: «Он видел необходимость пробуждения исторического сознания, которое призвано укрепить этническую идентификацию народа, его культуру».

Статьей об олонхо Ойунский начал познание эпоса, этого якутского супертекста, ниспосланного с небес, но имеющего все-таки объяснимое происхождение. Он подчеркивает древние корни олонхо и наличие древней письменности у якутов.

«Первым повествователем всех «олонхо» является «Сээркээн Сэhэн» —  «Прекрасный повествователь».  Этот «Прекрасный повествователь» был должностным лицом  в Среднем мире, наблюдавшим за правильным исполнении статей «Великого мира» или статей «Великого огненного суда». Он был грамотным, происходил из «айыы аймага», т.е. из племени «Белого Престарелого Господина» и пользовался для писания орлиным пером: по другим версиям, у него были каменные скрижали.

  Вторым грамотным лицом был «Уот Дьурантаайы» или «Уhун Дьурантай», т.е. «Огонь Дьурантай» или «Длинный Дьурантай». Какова же была сама письменность, на это в «олонхо» никаких указаний нет. Нет также никаких указаний об остатках какой бы то ни было письменности среди якутов на нынешней территории. Имеется только смутное предание о существовании среди якутов какой-то «берестяной ведомости» — «Туос биэтэмэс»,вытесненной «зеленой ведомостью», т.е.вероятно, русской письменностью. Возможно, что и «берестяные ведомости» были введены русскими.

  Олонхо должно было сложиться окончательно только с приходом уранхаай — якутов в страну холода и длинных зимних ночей. Шаманизм использовал полностью героический эпос: имена всех известных владык и героев из племен «Возвеличаемого Великого Господина» и «Бедового Сильного Старца» стали именами злого начала.  Понятие «абаасы» должно быть отнесено к позднейшему периоду жизни якутов – к моменту эволюции культа».

Государственность  должна была подкрепляться духовной основой и этой основой стало олонхо.  В олонхо мы находим ответы на многие вопросы, касающиеся веры, воспитания, нравственности и морали. Ойунский удивительно точно угадал потребности  только создаваемого государства, страны,имеющей федеративное обустройство.

  Олонхо —  это источник веры и нравственности. Он сам – носитель, исполнитель, сочинитель, как профессиональный писатель собрал, а вернее, создал текст олонхо «Нюргуун Боотур Стремительный». Совмещая научное осмысление и творческое воплощение олонхо, он сотворил классические каноны олонхо».

                                                                                               Подготовила А.И.Гоголева.

Литература:

Ойунский П.А. Якутская сказка (олонхо), ее сюжет и содержание//Ойунский П.А.Сочинения. Т.7. Якутск, 1962.

Иванов В.Н.Платон Алексеевич Ойунский: государтвенный деятель и мыслитель. –В кн.: Взгляд через годы. Новосибирск: НИЦ ОИГГМ, 1998.

 Платон Ойунской. Олег Сидоров серия «Жизнь замечательных людей», Москва, Молодая гвардия, 2016.

 87 total views,  3 views today

от admin