135-летие А.И.Софронова –Алампы

Большим событием в культуре, литературе Якутии было издание посмертного произведения Е.Неймохова, народного писателя Якутии – дилогии “Алампа: заложник вечности” и “Алампа: благословенные аласы” (2006, 2009). В предисловии к роману Г.Филиппов и В.Окорокова, доктора филологических наук СВФУ им.М.К.Аммосова, профессоры называют создание этого романа огромным подвигом писателя:

“Этот роман не только исторический, но и со своими устремлениями и размышлениями о вечном, о жизни, назначении и судьбе творческого человека – философское произведение”

Писатель  посвятил этому великому труду годы жизни, несмотря на тяжелую болезнь, упорно собирал, изучал огромный архивный, исторический материал, чтобы воссоздать целостную картину жизни большого писателя, драматурга Алампы – Анемподиста Софронова с его рождения до самой смерти, а также переломную эпоху, общественную жизнь, действительность первой трети XX века.

 Своеобразно построение романа. Писатель словно сам рассказывает свою жизнь, жизненные события описываются его глазами. Он, вспоминая прошлое, смотрит на все  со стороны, чтобы найти ответы на вечные философские вопросы. Детство, юношество, молодость, встречи с любимыми женщинами, семейная жизнь, скитания в ссылке – жизнь Софронова представлена в мельчайших подробностях, воссоздавая прошлую эпоху ярко, живо, убедительно, вовлекая читателя в водоворот событий со множеством образов: близких, знакомых писателя, а также исторических личностей. Автор отразил типичную жизнь якутской бедноты, из которой вышел Софронов, рассказывая о приемных родителях, стариках Булуу и множестве других людей, с которыми свела его судьба.

«Старики, по мере сил, растили его, даже порой баловали. Жили они бедно, редко ели досыта, но иногда вечером варили мясо, самые вкусные и жирные куски доставались Алампе».

Поэтичны описания природы, картины отчего края, пронизаны теплом, восхищением его красотой. Но с самого детства трудна была  жизнь Софронова, один за другим умерли его братья, затем отец, а матушку свою он совсем не помнил, она рано умерла. С раннего детства он был измучен тяжелой болезнью, но все же старался помочь родным по хозяйству.

Когда недуг едва не погубил его, родные призвали на помощь шамана Боччомуса, и тот выздоровел. Уже тогда он понимал необходимость образования, жадно тянулся к знаниям. «Учение есть свет, а у него есть волшебная тяга к этому свету».

Благодаря этому, он и стал выдающейся личностью. На формирование его оказали большое влияние такие люди как А. Кулаковский, П.Ойунский. Вот как описывает Кулаковского автор:

«Это был сильный духом человек, знавший о том, что его ожидает неминуемая смерть, но не проявлявший при этом малодушия, никакого беспокойства». Он казался Алампе в 10 лет мудрецом, человеком с богатым жизненным опытом…Все в нем восхищало – и его образованность, и его нарядные костюмы, и обширные знания».

Известно, что Кулаковский видел путь выживания народа в образовании.

Примечательны и рассуждения автора о писательском труде:

«У каждого писателя свой взгляд на жизнь, все они по-разному рассуждают, по-разному пишут и поэтому нельзя оценивать их произведения, как мясо на базаре».

Любовь, волнующая душу

Это чувство не обошло Алампу. «Его любовь заставляла петь душу,

плакать чувствительное, ранимое сердце поэта». Первая любовь его, подарив ему трепетные чувства, оказалась разбитой. Родители Лизы, известные богачи отказали бедному юноше, сочли его недостойным руки их дочери. С этим ему пришлось смириться. В Якутске его вдохновляет работа, встречи с замечательными людьми. Описания этого полны раздумий автора

о менталитете народа того времени, представленного в стихах Кулаковского, самого Алампы, его размышлениях:

«Если громкое имя пристанет,

То потом с него же и будет

Спрос особый, ответ особый…

Есть в этих словах глубокий философский смысл: ни красивый, ни сильный, ни умный никогда не бывают по-настоящему счастливы. Среди людей всегда найдутся те, кто будет их преследовать, завидовать лучшему, клеветать на него, лишь бы только сломить его дух, уничтожить как личность. А какой-нибудь простой, неказистый, никому не нужный человечек проживет свою жизнь спокойно, без всяких волнений»

И жизнь Алампы счастливой была недолгой, лишь в отдельных моментах, определенных периодах, годах: во время вдохновения в творческой работе, годах жизни с другой любовью — Дуней, Евдокией, времени признания. Подобно Кулаковскому, он делал все, чтобы улучшить жизнь своего народа, мечтая, чтобы из числа образованных якутов вышли великие писатели и ученые. Он понимал, что обучившись грамоте, народ

должен пойти дальше – выучиться той мудрости, которой владеют русские и другие великие народы, только в этом случае якуты смогут говорить с ними на равных.

Борьба за права угнетенных

Когда в Якутске жандармы разгромили типографию, где работал Алампа, от нищего существования его спас купец Кирилл Давыдович, который нанял его приказчиком. Купец ценил его за деловые и человеческие качества, поддерживал в трудные моменты. У Алампы вместе с Кулаковским, Ойунским были большие планы – собирать устные предания якутов, переводить на якутский язык произведения русских и иностранных писателей. Даже больше – создавать собственную литературу, публицистику. Но высокие мечты о просвещении разбились о равнодушие чиновников, ни слова не знающих по-якутски. Всюду были запреты. Якутам запрещался даже простенький кружок.  Самым мучительным для Алампы, как и для других людей, была произошедшая трагедия, невозможность предотвратить «Ленский расстрел», кровавую расправу над безоружными людьми. Тогда долго не утихало народное волнение по всей России. Но извергов никто не наказал – ни Божий суд, ни земной, как пишет автор.

Это больше укрепило стремление Алампы добиваться прав для угнетенного народа. Он с радостью воспринял издание нового журнала

 «Саха саната», который способствовал распространению якутской письменности, языка, знаний. Воодушевленно занимался постановками спектаклей, где и познакомился с другой своей любовью Дуней Яковлевой, которая показалась ему красавицей из олонхо.

Она ему стала симпатизировать. Алампа тогда был счастлив вдвойне, его творчество тоже оценили. Но он уже знал, что «человеческая жизнь полна унижений и несправедливости и еще – беспощадного гнета. Об этом он читал в статьях, которые сам набирал в газете «Якутская окраина», это он испытал и в городе и в родном улусе. Ему стало понятно и то, что губернаторы и главы больших народов своими указами угнетают малые народы. Власти отказались принять требования «Союза якутов», да еще всех участников этого общества бросили в тюрьму…

Самое ужасное и непостижимое – притеснение якутов якутами. Страшно то, что появляются среди якутов такие, кто, кичась своим богатством, приобретенным и хитростью и преступным путем, выжимают все соки из своих же соседей, соплеменников, пользуясь их нуждой и стесненными обстоятельствами…Алампа часто размышлял о природе несправедливости, стараясь доходчиво передать людям свои размышления».

Большая любовь, как пишет автор, придает огромную силу творчеству: она не только движет его вперед, но еще питает  своей энергией, озаряет неопалимым огнем. Полюбив, Алампа никогда еще так самозабвенно не творил. Он переживает свои лучшие дни, женившись на любимой, красивой девушке, с которой прожил 13 лет. Прожив долгие годы вместе, они не имели детей, но ребенок все-таки появился. Но это такое долгожданное дитя погибло в результате несчастного случая, а жена его тяжело заболела.

К тому же обострились политические события, Россия была вынуждена вступить в войну с Германией, якутам грозила опасность мобилизации, гибель на фронтах войны.

История в осмыслении писателя

Автор приводит в повествовании мало известные исторические факты, представляя историю Якутии в диалогах, событиях, жизни героев. Перед читателем проходит целая галерея известных личностей, сыгравших свою роль в развитии якутской литературы, культуры, установлении государственности: Петр Черных Якутский,  В.В.Никифоров, М.Аммосов, Е.Ярославский, С.Орджоникидзе и многие другие.

Оцениваются исторические события – 1917 год, обстановка того времени. Алампа, как и многие другие, уповали на революцию как на освобождение угнетенного народа. «Они мечтали о многом – о том, что народ саха, избавившись от векового гнета, создаст независимую суверенную Якутию в рамках автономной Сибири, внедрит кооперацию, распространит письменность, обязательное образование, официально признает родной язык, будет иметь Депутата в Государственной Думе. Однако всем этим мечтам препятствует малочисленность народа, медлительность якутов, крайне острожное, даже боязливое отношение ко всему новому…»

Размышляя над событиями прошедших лет, Алампа понимал, что никогда бы не смог прославлять в стихах Советскую власть. Свое правление большевики начали с того, что расстреляли наиболее заметных якутов и закрыли общество «Саха аймах». Правда, по завершению Гражданской войны жизнь Алампы потихоньку наладилась, и его даже стали величать не иначе, как «Анемподист Иванович», но благополучие длилось недолго: вскоре один за другим последовали два страшных удара. Первый – уход жены, на которую он надеялся, как на стену, относился как к человеку, которого считал своим другом. Второй – заточение в тюрьму по ложному обвинению, где Алампа, изолированный от мира, выброшенный на обочину жизни, сполна испытал всю горечь отверженности.

«Теперь, перед лицом неминуемой смерти, он понимал почему Бог не дал ему детей. Отпрыскам врагам народа, жалкого пьяницы, не имеющего ни копейки за душой, пришлось бы испытать столько стыда и унижений, что они, пожалуй, пожалели бы о том, что появились на свет.  Не стоит и винить и милую Дуню, которая захотела уйти к мужчине более надежному, состоятельному, занимающему хорошую должность. Жаль, что к Алампе она стала относиться, как кровному врагу.

Что же плохого он сделал? Вроде никогда не обижал, старался не огорчать, не спорить понапрасну…Когда же болезнь схватила Алампу железой хваткой за горло, Дуня все-таки зашла проведать бывшего мужа. Но и тогда на лице ее не промелькнуло и тени сострадания. Конечно, Алампа

был наслышан о женском непостоянстве, но все равно, как больно ранило это ее равнодушие… Еще дважды через их общего друга Ивана Большакова просил Дуню зайти, попрощаться с ним перед смертью. Но она отвечала решительным отказом и напоследок сказала, как отрезала: «Хватит ему лаять! Если собрался на тот свет, пусть умирает без выкрутасов!»

А ведь они 13 лет делили радость и горе – неужели все позабыто? Разве может так ожесточиться сердце? Какое же это несчастье – умереть, так и не попрощавшись с человеком, который был когда-то родней и ближе всех…»

Примечательны и мысли автора о судьбах народов, которые  выражают его герои: «Самоопределение – это вершина устремлений любого народа, в том числе и якутов, желанная еще со времен наших предков. Только при свободе выбора возможна спокойная жизнь в составе большого государства». 

                                    Продолжение следует

Литература:

Егор Неймохов. Алампа: заложник вечности, Бичик, 2012.

Подготовила А.И.Гоголева

 63 total views,  1 views today

от admin