Этот день был учрежден на Международном конгрессе сторонников движения в защиту природы, проходившем в 1931 году во Флоренции (Италия) и призван обратить внимание человечества на проблемы сохранности окружающей среды, других обитателей планеты.

Животные на севере – это не просто парнокопытные, четвероногие и прочие. Это друзья, союзники людей, дарующие необходимую силу в стране долгих, холодных зим. Как например, лошади, коровы. Без них они просто не выжили бы на севере. Обитатели тундры, лесов и водоемов давали им пропитание, одежду, спасающие от холода. Служили транспортом, как олени, собаки, кони, порой выводили из тьмы небытия, когда случалось заблудиться.

Так неприхотливая, выносливая лошадь помогала человеку во всем. Ее девизом могли быть слова: «Миниум потребления – максимум приспособления».

История Якутия немыслима без лошади. Она внесла свой вклад в освоении Сибири. В трудные годы спасала голодающих, безропотно везла все необходимое людям для жизни. Сама же довольствовалась лишь скудным кормом и в комариное лето и в снежную пургу.

Благодаря своей выносливости, жизни на природе она славится особыми питательными свойствами мяса. О вкусовых качествах якутских лошадей, добывающих себе корм из-под снега, льда написаны целые исследования. Благодаря рыбе, дичи, продуктам из молока, мяса, среди которых особенно питательна и полезна жеребятина без холестерина, человек на севере живет в относительном благополучии и зимой в лютые холода. И если бы не нарушенная экология из-за промышленного освоения севера, мог бы жить и сейчас без проблем со здоровьем.

Из обитателей тайги особо почитаем медведь, лось и другие. Бывали случаи, что и волки становились помощниками человека в ответ за их заботу, доброе отношение.

Об этом и наш рассказ, который предлагаем вашему вниманию.

Волька и Валька

Лес зимой, укутанный снегом, несмотря на холод, бодрил душу и радовал. После долгого сидения у печки, в четырех стенах и бесконечные, необходимые хлопоты по хозяйству отрадно и легко было идти по зимнему лесу. Дед Иван, привычно ощущая за спиной верного друга – ружье, привычно шел среди заснеженных деревьев. Вдали то хрустнет ветка, то заяц пробежит, оставляя следы – жизнь в лесу, не смотря на холод, не прекращалась.

Холод, лютовавший ночью, днем отступил, и можно было, несмотря на тяжелые снега, полюбоваться заснеженным лесом, холодными переливами зимних сугробов, поблескивающих искрами при зимних лучах.

Вдруг Иван почувствовал на себе чей-то взгляд. Он не был угрожающим, напротив – испуганным, жалобным. Иван, оглядевшись, прислушался. Да, где-то недалеко кто-то жалобно скулил, точно прося о помощи. Иван пошел на зов и увидел в яме замерзшего слабого волчонка. Он при виде человека слабо шевельнул замерзшими лапами и заскулил еще жалобнее. Верно, бедняга так замерз, ослаб, что не мог даже зарычать при виде человека.

Иван, помедлив было, огляделся. Но волчицы по-видимому рядом не было, а то бы давно забрала его, не оставила лежать долгое время одного среди холодного леса зимой.

Кто знает, что случилось с ней, может, подстрелили или погибла, зимой в тайге всякое бывает.

Как бы то ни было, волчонка надо было забирать. Один, без матери зимой в лесу он точно не выживет. Иван, долго не раздумывая, взял его на руки в толстых рукавицах, прижал к груди и понес домой.

Волчонок, почувствовал тепло, защиту и силу рядом, затих и сразу прекратил скулить. Он настолько ослаб, что даже не мог сопротивляться.

Бедняга сильно замерз, от истощения едва стоял на ногах, так что пришлось отпаивать его горячим молоком, благо, что в деревне, где многие держал коров, этого добра хватало.

Дед Иван жил на самом конце поселка и к нему редко кто захаживал. За лето и осень дед Иван, как и все жители поселка, успевал сделать запасы на зиму. И в местный магазин, хоть редко, но все — таки завозили необходимые продукты, и деду Ивану хватало не только на свое житье-бытье, но и родным помогать. Когда прибавился еще один едок, живое существо, о ком надо было заботиться, он только обрадовался. Ему, хоть и говорил всем, что привык жить один, так не хватало присутствия живого существа рядом, необходимости о ком-то заботиться, даже просто теплого дыхания рядом. Из поселка многие уехали, остались в основном самые крепкие, к счастью, и родные Ивана. Они хоть и жили на другом конце поселка, но все — таки были рядом, и когда им по каким-то надобностям надо был ехать в город, приводили к деду Ивану внука.

Это было для него настоящим праздником. Он нюхал его в теплую, нежную макушку, рассказывал сказки, носил на руках, варил вкусную, не жирную похлебку из дичи, запасенную осенью, и на улице зорко присматривал, глядя на его игры, забавы. К радости внука, теперь ему было с кем играть. Они даже подружились с волчонком.

Волчонок за время, что жил у деда, постепенно привык к нему. А тот назвал его Воля. Внука звали Валя, а волчонка – Воля. Валя и Воля, стали со временем такими дружками – приятелями, что не разлей вода.

Дед Иван кормил Волю фаршем, по-прежнему поил горячим молоком, давал ему остатки супа, что сам варил себе и постепенно они привыкли друг к другу. Волчонок быстро поправился, заметно окреп, подрос.

Но дед Иван не спешил выпускать его в лес, зима предстояла долгая, холодная, и лучше было ему переждать в тепле, от холода, беды подальше. А чтобы не пугать соседей, да избежать лишних разговоров выгуливал его за забором. Но волчонка никак нельзя было скрыть от вездесущего внука, которому непременно все надо было потрогать, да увидеть. Он, конечно, сразу увидел волчонка. Минуту молча разглядывал его, а потом с криком восторга бросился к нему. Волчонок тоже сразу признал его. В сущности, это были два ребенка, сразу нашли общий язык, начали играть друг с другом.

Они бегали, как два щенка, теребили друг друга за уши, шапку, волчонок шутя покусывал Вальку, порой опрокидывал в снег. В этой веселой кутерьме слышны были веселые крики, визг и рычанье. Наигравшись вволю, они возвращались домой, и дед с удовольствием поил их горячим чаем с малиновым вареньем, и горячим молоком.

Под Новый год дед Иван приготовил им праздничное угощенье: вдоволь накормил питомца Вольку фаршем, благо, запасов, что он сделал на зиму, хватало и на него, и на семью, и на приученного питомца.

В полночь, когда на небе высыпали звезды, дед Иван вышел из дома.

Он любил смотреть на звездное небо зимой, там шла своя неведомая жизнь, одни звезды холодно и недвижно светили холодным, неприступным светом, другие заметно двигались, изредка падали одинокие звезды. В холодном свете луны лес вдали мерцал и сказочно светился, навевая сны, и точно звал к себе. Волчонок, заметно окрепший, набравший силу порой с тоской смотрел на него, но все же дед Иван не решался отпустить его. До весны пусть поживет в тепле, под его защитой и заботой, а когда спадут морозы можно и отпустить с легкой душой.

Так прошла долгая и снежная зима и пришла, наконец, долгожданная весна. В лесу пошло заметное оживление: сугробы начали таять, деревья сбрасывать тяжелую ношу снега, оживились птицы, звери просыпались от зимней спячки, как и деревья. Все оживало, просыпалось и тянулось к первым весенним лучам. Волчонок привязался к деду Ивану, даже привык. И дед Иван привык, не хотел отпускать его на волю, но все же в глубине души понимал, что это сделать надо. Волк есть волк, его жизнь в лесу, это – его стихия, таков непреложный закон природы, и человек не должен идти против него, как не привык, не привязался к своему питомцу, его надо выпускать на волю.

И одним ранним утром, скрепя сердце, он отвел Волю в лес. Тот покорно шел, внимательно принюхиваясь к запахам, зовущим голосам вдали, что слышал только он и вопрошающе смотрел то вдаль, то на деда Ивана. А тот погладил его мохнатую голову, почесал за ухом, что так любил Волька и тихо сказал: «Ну, Волька, иди с миром, жизнь твоя отныне — там, в тайге, рядом со своими сородичами, волку – с волками, а человеку с людьми быть, так уж положено свыше. Теперь я спокоен за тебя, теперь ты сможешь сам себя прокормить и выстоять. Смотри, не плошай, не зря же я тебя спас, жить да жить тебе на воле. Ты — волк, ты – сможешь».

Волька минуту постоял, вопрошающе посмотрел на хозяина, а тот легонько подтолкнул его вперед. Тогда волк двинулся, сначала медленно, затем все быстрее и быстрее и вскоре скрылся в дебрях, в новой, зовущей жизни…

Валька, внук, не увидев своего друга в доме деда, громко, безутешно заплакал. И сколько бы дед не уговаривал ему, не утешал его, проплакал весь вечер. У него было чувствительное, нежное сердце, впервые познавшее горечь разлуки. И долго он еще звал его, своего Вольку, приходя с дедом в лес, но тщетно, тот не появлялся.

Прошел год, внук заметно подрос, он и раньше ходил с дедом в лес, а тут стал ходить и на гораздо большие расстояния. Они вместе приходили к озеру, где дед стал ставить корчагу. И пока дед закидывал корчагу, чтобы поймать мелкую рыбку, внук следил за костром и за чайником, чтобы закипевшая вода не убежала, а потом, когда дед доставал из озера мелкую рыбешку, помогал чистить и нанизывать ее на рожон, и с удовольствие жарил, время от времени переворачивая деревянные палочки с нанизанной рыбешкой.

Время от времени он останавливался, застывал и смотрел вдаль, в лесные глубины, точно звал своего ушедшего друга, губы его шептали: «Волька, Волька». Но тщетно, тот не появлялся, лесная, природная жизнь поглотила его, и во дворе деда Ивана он больше не появлялся.

Пришла пора сбора ягод, сначала это была душистая, спелая земляника, потом поспела и брусника, клюква. Дед и с внуком часто ходили за ней.

Как-то деду Ивану понадобилось съездить город, за нужными для хозяйства инструментами. Он решил это сделать ранним утром, чтобы к обеду вернуться и пойти с внуком в лес.

Дед наказал внуку строго-настрого не ходить одному и дождаться его. Тот молча кивнул и занялся своими детскими играми во дворе. Дед поехал в город и, сделав необходимые покупки, заторопился домой. На обратном пути сердце вдруг заныло. В предчувствии недоброго дед зашел в дом, оставив покупки на пороге и, не обнаружив внука, стал звать его. Тот не отзывался, и его нигде не было. Дед Иван поспешил к детям, родителям его, но и там его не оказалось. Родные встревоженные бросились его искать. Обойдя весь поселок и, не обнаружив мальчика, бросились в лес. Верно, мальчик, не дождавшись деда, решил сам пойти в лес. А может, пошел искать своего друга Вольку. Углубившись в лес, решили разделиться, не теряя друг друга из виду. Дед Иван кричал, звал внука, в страшной тревоге.

«Только бы с ним ничего не случилось, только бы был жив!» — стучало в висках.

В отдаленье слышались знакомые голоса, звавшие его, Валю. А тот никак не отзывался.

Но вдруг впереди послышался треск, из-за зарослей кустарника выскочил волк.

Дед Иван замер, выставив ружье. Но волка это не остановило, он подбежал к деду и как собака начал ластиться к нему. Это был Волька! Дед Иван обрадовался. Опустил ружье и обрадовано затеребил густую косматую волчью шерсть. Как вырос, стал настоящим сильным, крупным зверем!

-Волька, Волько, ты что?! Как вырос, настоящим материным звериной стал…

Волк, посмотрев на него умными глазами, точно стал звать его, хватал за штаны, тянул за собой.

«Валька, внучек!» – как молнией пронзило. Дед Иван, забыв про свой преклонный возраст, изо всех сил кинулся за ним. Волк бежал, время от времени оглядываясь, точно проверяя, не отстает ли дед и вскоре вывел его к глубокой яме. Верно, ее вырыли охотники, чтобы поймать крупного зверя. Иван подбежал к ней и увидел лежащего без сознания внука.

Его надо было срочно спасать, Валька не отзывался на зов. Сколько так пролежал в холодной, сырой яме…

Дед понял, что один не сможет вытащить его и сделал выстрел, призывая на помощь других. Скоро к нему подбежали родные. Вместе они вытащили мальчика и поскорее повезли в местную районную больницу…

Дед Иван шел по осеннему лесу. Деревья, сосны вокруг точно приветственно шумели, они уже порадовали людей своей яркой зеленью, ягодами, грибами и другими лесными дарами. Дед Иван благодарил их за это, но прежде всего Вольку – за то, что спас его внука, своего друга, за то, что помог найти его и не оставил в беде, как он когда-то его, беспомощного, ослабленного одним холодным зимним днем. Да, природа, и все ее создания, умеет быть благодарной, щедрой, отзывчивой и благодарной. Вальку спасли, вовремя оказали помощь, но еще бы немного и… если бы не Волька — волк, кто знает…

Когда он вырастет, его внук Валька он непременно расскажет своим детям, а те другим детям о том, как однажды маленького замерзшего ослабленного волчонка спас от голода и холода дед Иван. А волк спас жизнь его внуку Вальке, когда тот попал в беду и чуть не погиб в глубокой яме в лесных дебрях. А те расскажут другим и своим детям. Со временем это станет семейным преданием и не только семейным. Пусть и другие – все знают, что порой случается в жизни, и это не сказка, не выдуманная история, а настоящая быль. Не зря же добрые люди говорят: «В жизни так: как аукнется, так и откликнется». Добро – добром вознаграждается.

Подготовила А.И.Гоголева

 58 total views,  1 views today

от admin