«Незадолго до смерти он сказал, что если умрет, то Алексей, то бишь я, знает, где его похоронить. И я вспомнил, что в 2003 году мы ездили с ним в Таатту на юбилей Ойунского и тогда он меня водил на место где похоронена его мать. Мы почти пол дня провели на его родном алаасе. Через озеро от них жила семья Ойунского, который для деда был очень близким человеком. Дед говорил, что часто мысленно разговаривает с Ойунским как будто он жив, настолько это родной для него был человек. Знаете, было время, когда не было никакой республики у якутов. У многих народов ведь и сейчас нет никакой административной единицы. Республика Саха когда-то существовала только как мечта в головах таких людей как Кулаковский, Ойунский и других. Не было государственности, не было якутского алфавита, литературы, не было театров, музеев и т.д. Все это предстояло создать, да и сейчас еще много чего не сделано. Вот якутский футбол только зарождается, а у других развитых народов это давным — давно есть.

Суоруна Омоллоона больше всего знают как писателя, но он занимался почти что всем, что связано с якутской культурой: драматургией, созданием якутской оперы, балета, строительством музеев… Он был и фотографом, собирателем фольклора. Мало кто знает, что он написал несколько учебников-букварей на латинском алфавите и якутский народ вообще впервые грамотность начал получать по его букварям. Потом ввели кирилицу и он на кирилице букварь создал, который многие помнят. Все что он делал, он делал для того чтобы наш маленький народ не растворился не исчез среди других больших культурных наций, о чем говорил Кулаковский».

 48 total views,  1 views today

от admin