(Из воспоминаний Вадима Дементьева)

Из классиков литературы саха я застал в живых Н.Е.Мординова- Амма Аччыгыйа, В.М.Новикова — Кюннюк Урастырова и Д.К. Сивцева — Суорун Омоллоона. Особенно подружился с последним. Прожил Омоллоон почти сто лет(1906 – 2005 гг.). Среди его многочисленных званий и наград наиболее весомым было звание Героя Социалистического Труда. Он был одним из составителей и авторов первого якутского «Букваря», по которому

до сих пор учатся дети. Его пьеса «Кузнец Кюкюр» (1932) считается одной из лучших в якутской драматургии. Возведенный по его инициативе Черкёхский историко-этнографический музей под открытым небом был возведен в 1977 году за шесть с половиной месяцев…

Черкех был задуман Суорун Омоллооном как историко-этнографический комплекс, посвященный политической ссылке XIX начала XX веков в Якутии. Ссылка в царское время – одна из важнейших страниц истории Саха-Якутии. Сотни «государственных преступников» из центральных областей России, из Польши высылались царским правительством в далекий северный край.

Начало политическим этапам в новой истории России положили декабристы, среди них известный позже на всю Россию романист Бестужев-Марлинский, М.И Муравьев-Апостол, Н.С.Бобрищев-Пушкин, Н.Ф.Заикин и другие. В Якутске они собрал первую публичную библиотеку, читателями которой стали жители города. Здесь декабристы писали свои книги, проводили среди местного населения культурно-просветительскую работу.

Вторая половина «политических» появилась здесь после разгрома в Польше националистического восстания 1863-1864 гг. Более 130 поляков отбывали ссыльное поселение по всей Якутии. Они занимались сельским хозяйством, трудились на золотых приисках, торговали.

Одним из самых знаменитых якутских ссыльных был Н.Г.Чернышевский, прибывший в Вилюйск после каторги. Похожая участь постигла и В.Г.Короленко, а также революционеров уже нового призыва на рубеже веков. Вскоре в городах и наслегах Якутии отбывали наказание сотни «государственных преступников». Многие из них вели активный образ жизни.

Якутская ссылка дала выдающихся исследователей местной истории и культуры – Э.К.Пекарского, создавшего «Словарь якутского языка», автора уникального труда «Якуты» В.Серошевского, В.Трощанского, собравшего материал для своего исследования «Эволюция черной веры (шаманства) у якутов». Политические ссыльные учили детей грамоте, оказывали местному населению медицинские и юридические услуги, изучали новый для себя край.

Влияния их в те десятилетия было огромным и плодотворным.

За добро надо платить добром. Такой платой и стал музей, задуманный и воплощенный в жизнь Дмитрием Кононовичем…

Более 20 лет, вплоть до последних дней он был увлечен все новыми и новыми замыслами и проектами. Вслед за Черкехским мемориалом построил не менее известные сегодня в республике и России Ленский историко-культурный музей-заповедник «Дружба» в Соттинцах (о дружбе русского народа с русскими), литературно-художественный музей-комплекс, музей-усадьбу Платона Ойунского.

Стараниями Дмитрия Кононовича сохранялась и возрождалась важнейшая часть материальной и духовной культуры якутов, их бытовая часть. На Лене, в Соттинцах были возведены образцы русских построек. В Таатте показаны корни якутской литературе и искусства…

Сейчас, в рыночную пору, строительство подобных музеев, которые существуют в Якутии, приняло специфический характер. На моей родине для «новых русских», в этнографическом музее под открытым небом строят бани, избы-гостиницы. Отводятся десятки гектаров земли под новые этнографические «парк — отели», с боулингами и ресторанами.

Уходят из музейной практики духовная составляющая, то бескорыстие, которое было характерно для Дмитрия Кононовича, который по большому счету и сам был «человеком-музеем». Погоня за экзотикой, выставляющая местное население аборигенами, низкопоклонство перед зарубежными туристами с их долларами и евро говорит о болезни стяжания, охватившей все общество.

Но остался пример подвижничества Дмитрия Кононовича Сивцева — Суорун Омоллоона.

Остался его завет: « Не ищите опор на стороне. Они — в нас, в наших народах, в великой дружбе с Россией. Это наше счастье, что у нас одна Вера, Вера Православная. В русской же литературе опора – это Пушкин, Достоевский, Шолохов. Русская литература – это наша литература, вместе мы богаче».

Суорун Омоллоон стал духовным просветителем и учителем Якутии. В конце своей долгой жизни, где была не только слава, но и тяжелые испытания, даже арест и тюрьма (за все тот же злосчастный якутский «национализм»), он принял живейшее участие в литературном редактировании книги Нового Завета на якутском языке.

Суорун Омоллоон известен и как переработчик олонхо «Нюргун Боотур», создавший первое оперное либретто. Он один из немногих знал и помнил традиции олонхосутов, стремился их развивать в новых жанрах. В октябре 2006 года мне довелось послушать в Московском музыкальном театре имени К.С.Станиславского и В.И. Немировича — Данченко эту постановку, восстановленную к 100-летию народного писателя Якутии. Слушал эту оперу и вспоминал удивительного старца, с которым мне довелось общаться, ездить по тряским якутским дорогам и плавать по Лене…

Подготовила А.И.Гоголева

Литература:

Вадим Дементьев, Наследники Ексекюляха. Интеллигенция Якутии, ИТРК, Москва, 2009.

 44 total views,  3 views today

от admin