Леонид Нисневич родился в Санкт-Петербурге. Работает специалистом в области СЕО. Пишет рассказы, затрагивающие основополагающие и вездесущие аспекты человека, чтобы подтолкнуть людей к тому, чтобы задуматься о себе и об окружающем мире. Старается раскрыть эти темы в необычном контексте.


Country: Germany

Leonid Nisnevitsch. Was born in St. Petersburg. I work as a SEO specialist. I write stories that touch on the fundamental and ubiquitous aspects of the human being in order to push people to think about themselves and about the world around them. I try to unveil these topics in an unusual context.


Отрывок из рассказа “Французский психолог”

В Нормандию снова пришла весна. Теплые солнечные деньки вновь стали обыденными на продуваемых ветрами равнинах и в эту французскую провинцию опять потянулись туристы, чтобы насладиться свежим морским воздухом и кружащими голову пейзажами.

Яблони вновь распустились в своём самом роскошном, благоухающем аромате и воздух, казалось, пьянил молодящим эликсиром весны, оставляя всю мировую суету где-то вдали, за пределами этого края художников-имрессионистов и суровой, но изначальной природы. Весна пришла и в небольшой город Невиль, бедный на громкие события, но богатый бурной тысячилетней историей. Начинался очередной понедельник и на просыпающейся после глубокого сна выходных улочке Сент-Клер психолог открыл двери своей утопающей в мягком бархате плюща практики.

Просмотрев приёмный список на сегодняшний день, психолог обратил внимание на одно имя, выделяющееся среди его французских пациентов. Имя явно принадлежало человеку, имеющему такие же корни, как и он сам, а именно,  русские.

–  Интересно, а что привело его ко мне? ­ –  подумал психолог. – Это турист, новый русский, такой же потомок эмигрантов, как и я, либо же человек, приехавший во Францию на работу? Турист вряд ли бы стал в течение короткой поездки обращаться к дорогостоящему психологу в другой стране. Нового русского вряд ли бы забросило в такую глухомань, как наша, а люди, приехавшие сюда по работе, слишком заняты, чтобы обращаться к клиническому психологу. Значит, наверное, один из нас, русских французов, ну или французских русских, кто, как себя больше видит. Ну что же, посмотрим”. При этом психолог испытал лёгкое разочарование. Несмотря на то, что он родился во Франции и не говорил идеально по-русски, он любил русскую культуру и не упускал возможности поговорить с людьми, выросшими в России.

В условленное время в дверь психологической консультации позвонил человек среднего возраста, интеллигентного вида, опрятный, одетый со вкусом, но не броско. Казалось, какая-то незримая аура нервозности неуловимо окружала его, контрастируя со спокойствием ещё заспанного утра и прохожих, неторопливо идущих по улицам.

Усевшись в удобное кресло напротив пациента, психолог окинул пациента оценивающим взглядом: лет 50 – 55, интеллигентный вид, но движения и манеры человека, привыкшего принимать решения и отдавать команды, а вот мягкие, даже чувственные черты лица как-то не уживаются с жёсткостью во взгляде и крепким целеустремлённым рукопожатием, создавая какое-то неестественное, почти неуловимое противоречие.

–  Чем я могу вам помочь, месье Орлов? –  раскрыв свой блокнот, спросил психолог по-французски.

– К сожалению, я плохо говорю по-французски. Поэтому и обратился к вам. Вы единственный русскоговорящий психолог в зоне моей досягаемости. К тому же, вы имеете первоклассные отзывы  –  ответил пациент.

–  Я ещё не проводил консультаций на русском языке. Но попробовать можно. Хотя прошу заранее извинить мой акцент и то, что мой профессиональный язык всё-таки французский. Так что мне может понадобиться иногда десять слов, чтобы что-то объяснить вместо пять. А теперь расскажите, пожалуйста, что всё-таки привело вас ко мне.

–  У меня такое ощущение, что я схожу с ума.

–  Ну, если вы это осознаете, то это верный признак того, что вы ещё не сумасшедший  –  попытался успокоить пациента психолог. – А в чём проявляется то, что вы сходите с ума?

–  Меня преследуют странные сны. Обычные сны забываются, но эти я помню в деталях, как мою собственную жизнь. И такие сны я вижу уже много дней подряд. Но самое интересное – это их содержание. Во снах я принимаю сущность другого человека. И это пугает меня.

– Каждый раз разного? –  уточнил психолог

–  Да. Их трое. Русский, англичанин и немец. Не хватает только американца и было бы прямо, как в анекдоте. Только в реальности не смешно, а страшно.

– Вы полностью перевоплощаетесь в другого человека или сохраняете своё Я? –  спросил психолог.

–  Да, вот это тоже странно и пугающе одновременно. Я вообще очень боюсь получить какое-либо психическое расстройство. Я сохраняю своё Я и одновременно живу его жизнью, как будто бы я это он, но при этом оставаясь самим собой. И я действительно вижу это только во сне. Я специально для этого установил камеры и с их помощью могу подтвердить, что я действительно спал, а не занимался лунатизмом или не страдал галлюцинациями. Все три ночных посетителя примерно одного и того же возраста, около двадцати пяти лет. Действие происходит, ну то есть их жизнь разворачивается, сразу после окончания Второй Мировой Войны. Они приходят не каждую ночь, но если приходят, то по-отдельности и на всю ночь. – С видимым волнением рассказал пациент. – Как вы думаете, я психически болен?

– Давайте проведём после нашего разговора пару тестов. А пока расскажите мне о себе. –  уклончиво ответил психолог.

Пациент немного замялся в задумчивости, как человек, не охотно пускающий в свой внутренний мир чужаков.

– Мне 54 года. Как вы заметили по моему языку и манерам, я недавно живу во Франции. Приехал я из Москвы. Там у меня был небольшой заводик электроники. Построил бизнес сам с нуля. Семьи нет, детьми не обзавёлся, всё моё время и энергию тратил на бизнес. Образование высшее техническое. Особых хобби у меня тоже нет, бизнес заменял мне и семью, и хобби. Но у меня с юности была склонность к искусству – я любил рисовать. Мне даже прочили неплохую карьеру художника, но сначала я выбрал считающуюся тогда приличной профессию инженера, а потом, в лихие девяностые выбрал бизнес. От моего таланта мне пришлось отказаться. Я подавлял его все эти годы, хотя он так и просился наружу. Теперь я понимаю, что всё это время я на самом деле жил в состоянии конфликта с самим собой и огромного внутреннего напряжения, и это не только из-за бизнеса. Вот, теперь на старости лет, я и решил хоть немного пожить ради себя, да и 80-часовые рабочие недели стали даваться с возрастом всё тяжелее. Вот и решил я спокойно пожить во французской провинции недалеко от города имрессионистов Руана и попытаться хотя бы частично наверстать упущенное. Я продал своё дело, купил одиноко стоящий домик на Шантелейских полях и наслаждался бы сейчас там тихой, размереной жизнью, если бы не это.

Психолог в недоумении вскинул голову  – Небольшой двухэтажный домик на съезде с Луарской дороги, где-то в 15 километрах от города?

–  Да, именно он. Его отдавали за очень неплохие деньги и я купил  –  ответил пациент.

–  Нехорошее это место –  сказал психолог. – Этот дом долгое время стоял заброшенным. И никто не хотел в нём жить. Поэтому владелец дома и был рад его продать.

– А что там случилось? – испуганно моргнув глазами, спросил пациент.

– Ещё до вторжения союзников в Нормандию недалеко от этого места располагался концлагерь для военопленных. Однажды в нём произошло восстание. Погибло много людей. Бои шли в том числе как раз и у того места, где находится ваш дом. Говорят, с тех пор в нём появляются призраки  –  ответил психолог.

– Ну призраков я не боюсь  – несколько расслабившись, ответил пациент. – Я материалист и ни во что подобное не верю. А вот эти сны мне действительно мешают.

– Хорошо. Этой проблемой мы и займёмся. До конца разговора у нас есть ещё 20 минут. Расскажите, пожалуйста, о людях, посещающих вас во сне  –  посмотрев на часы, попросил психолог.

–  Их зовут Иван Безбородько, Джон Барнард и Гельмут Шён.
Иван Безбородько – эмоциональный и весёлый парень, может нагрубить, но справедливый. Он любит женщин и они тоже любят его. Хотя и считают его несколько несерьёзным. А ещё он хочет поступить в институт и стать инженером. Только неусидчивый он, это его раздражает, но он работает над собой. Сам он из села, где остались его родители. Три брата и две сестры также переехали в Москву и он любит ходить к ним в гости. А ещё он хочет семью и много ребятишек.
Джон Барнард- автомеханик, увлекающийся самолётами и мечтающий стать лётчиком. Он уравновешенный тип, иногда страдающий принципами угрюмости. Если бы его взяли в армию, то он выбрал бы ВВС. А ещё он очень любит свою Джинни, которой недавно купил платье в горошек. Он живёт недалеко от Лондона и ездит каждый день на работу на велосипеде. А ещё он любит парное молоко, которое ему приносит молочница, живущая  неподалёку.
Гельмут Шён – самый остепенившийся из них. Наверное, потому что у него уже есть семья – жена Эльза и две маленькие дочки, Гейдрун и Гейдвига. На каждые выходные он ходит с ними в огромный парк по соседству, а живёт он в Берлине. Там они встречают своих друзей, у которых тоже есть дети. Гельмут – продавец книг и мечтает открыть свою собственную лавку. А ещё он  любит философию, в особенности, Канта и Фихте – рассказал пациент.

Завершив консультацию, проведя диагностику и отпустив пациента, психолог задумчиво посмотрел в окно, за которым ветер, прилетевший с просторов Атлантики, беспокойно трепал верхушки деревьев. Ни ход разговора, ни результаты тестов в совокупности не указывали на какие-либо заболевания или патологические отклонения, способные объяснить сны пациента. Возможно, травматичные события из  непростой и может быть не совсем чистой биографии пациента проявляются таким образом. А может, так восстаёт подавленное долголетним бизнесом творческое начало. Во всяком случае, эти вопросы надо будет ближе исследовать на последующих сеансах и, возможно, ключ к разгадке расскроется. И всё время в памяти психолога с навязчивой настойчивостью всплывало имя Ивана Безбородько. Где же он мог его только слышать? Так или иначе, эта головоломка несмотря на нестандартность случая, была очень даже кстати, чтобы внести разнообразие в его повседневную практику…


Источник:

 15 total views,  2 views today

от admin

52 года, образование высшее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *