День Земли призван привлечь внимание жителей планеты к проблемам окружающей среды, вопросам экологии. Его предназначение – сохранение условий для жизни людей, животных, растений, защита самой жизни.

Главное в нем  — сформировать у населения чувства ответственности за состояние окружающей среды. Земля – чудесное место для жизни, богатое природой и животным миром, но большинство наших действий наносят непоправимый урон планете. День защиты земли призван изменить взгляд на окружающий мир, беречь природу, нашу землю, наш дом.

История

Всю свою сознательную жизнь человек беспощадно использовал дары планеты, не беспокоясь о ее состоянии. Огромный урон был нанесен после научно-технического прогресса, который рос быстрыми темпами. В середине прошлого века человек уже уничтожал все вокруг себя, не брав на себя ответственность за будущее планеты и человечества в частности.

Сложившаяся ситуации беспокоит борцов за экологию во всем мире, поэтому происходит постоянная пропаганда праздника. Нет точной информации об основателе. История праздника начинается с Иордании, в которой впервые 30 марта 1976 года был отмечен день Земли.

Состояние Земли, природы, окружающей среды важно всем, но особенно — на Севере, народам, живущим среди природы, от чистоты, сохранности которой зависит наше благополучие. Недаром жители севера называют ее Природой –Матерью. Предлагаем Вашему вниманию статью, написанную в защиту ее, написанную поэтом, писателем, одного из тех, кого называют голосом народа.

Природа – мадонна мадонн

  У человечества в его многотрудном, многострадальном пути было два мощных моральных стимула: первый – святая вера в бессмертие природы. Мы свято верили, что над могилами наших предков, над колыбелями наших детей, над крышами наших потомков будет «равнодушная природа красою вечною сиять», — как сказал великий Пушкин.

  Второй – святая вера в человеческое бессмертие. Отец и мать семьи спокойно умирали в кругу своих родных и свято верили, что их жизнь будет продолжаться в их детях, внуках и правнуках. «Смерти нет!» — восклицал мудрец Лев Толстой, наверно, имея в виду бессмертие, заложенное в человеческих генах, в человеческих делах. Но, увы, в последние годы мы с ужасом увидели, что эти два могучих, незыблемых столпа нашей моральной духовной опоры рухнули. Сейчас мы говорим об этом довольно спокойно, ибо еще до конца не осознали всю бездну этой нашей колоссальной потери. Мы также не знаем какими «комплексами» обернется это в психологии наших потомков, как отразится в их сознании, морали, нравственности.

  У Вселенной есть своя радость – планета Земля. У Земли есть своя скорбь, свое горе. Горе и скорбь принесли ей мы – люди: людская глупость и самомнение, невежество и амбиции. Плачет Земля, но не слезами, а пьяницами, больными, калеками, уродами, искалеченными детьми. Никому не секрет, что число тяжело больных, уродливых детей становится все больше. Может, скорбными глазами этих детей на нас осуждающе смотрит наш век? Может, они и есть главные свидетели обвинения нас в преступном, жестоком отношении ко всему окружающему?

  В результате производственной деятельности, без бережного отношения к климатическим условиям той или иной среды, медленно, но неуклонно изменяется климат планеты, идет постепенное потепление, в результате так называемого «парникового эффекта». Казалось бы, слово – «потепление» звучит даже ласково. Чего греха таить, в глубине души я был даже рад этому, надеясь, что наша суровая якутская зима, станет чуть-чуть мягче. Но даже незначительное потепление температуры в глобальном масштабе, оказывается, приносит большое бедствие, в виде опустошения, опустынивания зеленых массивов. Ныне в среднем за год миллионы гектаров превращаются в желтую непригодную для жизни пустыню. Если такой «парниковый эффект» будет продолжаться, то нашу «зеленую планету», будут называть «желтой планетой». Промышленные отходы, попадая в стратосферу, в результате фотохимических реакций, уничтожают молекулы озона. А тончайший озонный слой задерживает губительное для всего живого ультрафиолетовое излучение Солнца. Рассчитано, что каждый процент уменьшения озонового слоя приводит к  увеличению заболеваний раком кожи на 5-7 процентов. Недавно, ученые обнаружили громадную «озонную дыру» над Антарктидой.  О том, чем чревата эта дьявольская дыра можно только догадываться. Так за наше экологическое преступление природа мстит не только на земле, даже небо грозит нам возмездием.

  Издревле, привычное, такое желанное природное явление, как дождь, ныне сулит нам неожиданные, коварные бедствия.  Какими только ласковыми эпитетами мы его не награждали: живительный дождь, благодатный, прохладный, теплый, ласковый, грибной, спасительный. Но в последние годы над планетой идут и уже гремят так называемые «кислотные дожди». Они резко увеличиваются из года в год, кислотными, ядовитыми стали не только дожди, но и снега, туманы, в результате выброса в атмосферу огромного количества двуокиси серы и окислов азота, которые образуются от сгорания топлива.

Они снижают урожай, губят растительность, уничтожают жизнь в пресных водоемах, разрушают даже каменные железобетонные здания, что говорить о хрупком человеческом организме. Кислотные дожди, шумящие ветрами где-то в Скандинавии, Великобритании, Западной Европе – не знают границ и переносятся на огромные расстояния. В этих странах от кислотных дождей погибла жизнь во многих озерах, пострадали леса.

Мне порой кажется, что мы, люди, вооруженные до зубов современной сверхмощной техникой давно объявили беспощадную, тотальную, всемирную войну нашему зеленому другу, бескорыстному, великодушному защитнику – лесу.  Мы его рубим, сжигаем, кромсаем, отравляем, топим, топчем железной пятой техники, обрекаем на долгую, мучительную смерть, как некогда, в тяжкие времена  — гноили в тюрьмах беззащитных, безвинных людей. Так беспощадно расправлялись огнем и мечом испанские инквизиторы с еретиками в былые времена. 

  Известно, что жизнь сначала появилась в воде. Недаром во всех религиях водой освящают дома, храмы, иконы, реликвии. Мировой океан  — колыбель человечества. А мы – люди, эту свою священную колыбель давно осквернили своими отходами. Это святотатство продолжается поистине в дьявольских масштабах и с завидным упорством.  Сейчас в мировой океан ежегодно сваливают несколько миллиардов тонн жидких и твердых отходов. В результате накопления в живых организмах химических соединений балтийская треска, например, может содержать до 800 мг ртути, на килограмм массы. Это означает, что съев 5-8 таких рыб, человек может получить количество ртути, равное по содержанию в медицинских термометрах. В тушах погибших тюленях находят до 750 видов различных отравляющих веществ.  Не так давно в магазинах Якутска была редко наша озерная и речная рыба, зато была завалена диковинной заморской живностью. Съедая такую рыбу, человек поглощает изрядную долю  таких отравляющих веществ. Только одно утешает, что наш неприхотливый, северный организм может выработает какое-то противоядие.

  На нашей планете катастрофически сокращается биологическое разнообразие. Сейчас ежедневно в мире гибнет в среднем  несколько видов животных и растений и темпы этого вымирания нарастают. Уничтожение биологического разнообразия гораздо более опасно для человечества, чем даже изменение климата или сокращения слоя озона – как утверждают биологи. Я – как охотник любитель, как о личной горькой потере думаю об исчезновении такой замечательной перелетной птицы, как мородушка. Хорошо было весной сидеть в засидке и слушать неумолкаемый гомон этой славной птицы, голосистого пернатого. А сейчас ее нигде не слышно и озера словно осиротели… Такова краткая, неполная экологическая информация в глобальном масштабе.  Мое поколение, советской эпохи, выросло на громких, бодрых лозунгах. Мы твердо верили, что наша природа расцветает вместе с нами, ибо мы самый передовой в мире народ, который вдохновенно строит коммунизм – земной рай.  А вот прошедший пленум Союза писателей СССР убедительно показал, что мы давно подошли к критическому экологическому рубежу.

Если нашу родную природу сравнивать с отчим домом, то, к сожалению, этот дом обветшал, крыша стала дырявая, пол сгнивает, а стены дома покрыты плесенью – одним словом, дом этот давно нуждается в капитальном ремонте. Если этого не будет, то дом этот рухнет.  Мы себя показали нерадивыми, бездумными, расточительными хозяевами.

А хозяева ли мы в своем родном доме? Такой прямой вопрос был поставлен в докладе Юрия Черниченко «Земля, экология, перестройка». Оказывается, мы в своем доме обживаемся вовсе не как хозяева, а в лучшем случае, как квартиросъемщики.  А дом то наш громадный, где 14 морей, половина чернозема планеты, практически все почвенно- климатические зоны мира…  Кто же, в конце — концов, хозяин в нашем общем доме?

Оказывается, подлинными хозяевами являются всемогущие министерства и ведомства, которые не подчиняются даже государству и нашим законам. По выражению Валентина Распутина,  «это чудовищные создания под благородной вывеской». Но кто же они.

В первую очередь, Министерство водного хозяйства – минводхоз и Минэнерго. Эти чудовищные создания, оказывается, наделены действительно чудовищной силой – но не созидания, а разрушения.  Они в угоду своим узковедомственным интересам на глазах всего народа попирают правовые, экономические, моральные и социальные основа нашей страны. К удивлению, министр Минводхоза был награжден орденом. Спрашивается, за какие заслуги? Может, за то, что Минводхоз собирался повернуть северные реки, якобы для того, чтобы спасти от обмеления Каспий. И с помощью мощных каналов собирался перекачивать волжскую воду на Дон и Урал для орошения полей.  Уже затоплено более 2600  сел и более  165 городов. В природе уже нет залива Кара-Богаз, реки древних цивилизаций Сырдарья и великая Амур Дарья  больше не впадают в Арал, а некогда изобильное Аральское море уже не море, а не заживаемая рана и вечная боль многострадального Кара-калпатского народа. В некогда знаменитом своим рыбным богатством Азовском море рыбы убавилось в 25 раз. К этому еще надо добавить смертоносную химию, убившую в водоемах Молдавии 150 видов живых существ, в 20 раз сократившееся число насекомых. По ретивости пресловутого министерства затоплено миллионы гектаров плодородных земель, а тонкий плодородный слой земли в цивилизованных странах ценится дороже золота, алмазов. Даже людоед Гитлер понимал это. По его приказу фашисты целыми вагонами по железной дороге увезли этот бесценный груз из оккупированных земель Украины и России в Германию. Пожалуй, это был самый бесчеловечный грабеж века.  Этот тонкий слой по — научному называется гумус, а гумус и гомос, оказывается, однокоренные слова, они происходят от индоевропейского обозначения земли. Значит, земля и человек имели общее звучание. Это символично. Не говорит ли это о том, что цена жизни человека и цена тонкого плодородного слоя земли – почти равноценны? Человек может жить только до ста лет и более, а над созданием тонкого плодородного слоя земли природа трудится несколько веков, даже тысячелетия. А мы по причине своего невежества, безответственности беспощадно губим его в грандиозных масштабах, особенно в этом деле отличается тот же Минводхоз. От своего собрата не отстает Минэнерго. Мы еще не оправились от адского взрыва в Чернобыле. Экономический ущерб от аварии  в 4 блоке ГАЭС оценивается в 8 миллиардов рублей, это без учета многих косвенных потерь, главное из которых – подорванное доверие к ядерной энергетике.

  Говорят, что нет альтернативы атомной энергетики в ближайшем будущем. А есть ли альтернатива страху, что надолго внушил нам этот взрыв. Ограждены ли мы от повторного взрыва из-за халатности, бескультурья? Многоведомственность разрывает нашу страну. Прав Распутин, когда говорит, что «наше общее тело покрыто раковыми опухолями этих образований».

Десятки лет строятся гиганты – гидро-электростанции и прочие грандиозные объекты и десятки лет они не выдают ни копейки прибыли народному хозяйству, и на это строительство идут и идут наши трудовые деньги. Одним словом, экологические бедствия разрушают страну. Почему мы это допускаем?  В первые годы Советской власти наши безграмотные деды и бабушки учились писать наполненные глубоким смыслом слова- «мы – не рабы». Дети этих людей, которые таким словами открыли новую эру в истории, казалось бы, должны были сметать духовное и прочее рабство во всех его проявлениях.

Но случилось невероятное – в какой-то степени мы все оказались духовными рабами. Самое страшное то, что мы долго об этом даже не подозревали и громко пели: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек».  Не это ли является главной причиной того позорного факта, что у нас отняли священное право быть хозяевами в своей стране? Мы стали равнодушными к труду, потому что материальное благо, созданное руками народа, распределяет громадный бюрократический аппарат. Конечно, самые жирные куски они присваивают себе, а нам подбрасывают по «остаточному принципу». Утратив чувство хозяина, мы утратили многое, даже любовь к земле, к родной природе. Пользуясь этим, бессовестные рвачи, хапуги, временщики почти разорили многие регионы, даже в считанные десятилетия, по словам того же Распутина – «успели выпотрошить Сибирь – этого великана».  Михаил Горбачев при встрече с трудящимися на Красноярской земле сказал на это: «Как будто пришли сюда какие-то колонизаторы, за один год вырвать ресурсы, отвести их куда-то и на этом конец. А дальше хоть трава не расти».

  После этих справедливых слов я подумал о нашей алмазной Якутии, потому что

очень схожи наши беды, наши раны, нанесенные родной земле повсюду. Наш легендарный предок Омогой бай, видимо, был не глупым человеком, раз выбрал для местожительства такое благодатное во всех отношениях место для обитания – долину Туймааду. Другой легендарный предок – Эллэй, пришедший издалека, наверно, не зря решился остаться тут навсегда. Верно, его заворожило все это великолепие. Наверно, умирая, он завещал своим потомкам беречь, хранить эту красоту, как самое дорогое, сокровенное достояние. Если бы он воскрес, то непременно, по-якутски заложив руки за спиной,  прошелся бы по родной, любимой Туймааде, чтобы насладиться ее несравненной, неповторимой красотой. Но наверняка в изумлении остановился бы при виде бледных остовов высохших берез, которые в немом укоре застыли, как призраки. Покачав головой, он пошел бы дальше и непременно бы наткнулся на огромные свалки, которые смрадными буграми высятся, грозя перерасти и перейти в робко притихший Чочур Муран. От страшного зловония зажав нос, наш предок, наверно бы, кинулся прочь, но спотыкался бы на каждом шагу на выброшенный металлолом и наконец угодил бы в яму, наполненную буро-коричневой зловонной жижей. Еле выбравшись оттуда, он, удрученный, подошел бы к черте нашей любимой столицы, но оглушенный шумом и грохотом зажал бы теперь уши. У него сразу бы поднялось давление, хотя гипертоником он, наверно, не был. Ведь из-за шума у человека повышается давление и в целом, шум, превышающий допустимые 20-30 децибел сокращает жизнь человека на 8-12 лет. А наша столица по части шума, грохота может состязаться с любым другим великим городом.

Наш спокойный уравновешенный предок преобразился бы и начал ругаться, хотя не так смачно и изощренно, как мы, его цивилизованные потомки, ведь интенсивный звук усиливает гормоны стресса. Наш оглушенный предок наверняка стал бы и задыхаться от загрязненного воздуха, ведь в атмосфере нашей столицы обнаружили  бензопирен, такой опасный канцероген, во много раз превышающий допустимые нормы. Пытаясь успокоиться, наш измученный предок, наверно, захотел бы искупаться и направился к озеру, но, наверно, какой-нибудь сознательный, очень вежливый и бдительный потомок сказал бы ему, что в этом озере опасно купаться, вот до какого состояния доведены окрестные водоемы.  Совершенно обалдев, ибо от шума резко снижается умственная деятельность человека, наш предок подался бы к Зеленому лугу, о котором когда-то благодарно слагал песни. При виде его, он не поверил бы своим глазам, что это памятное зеленое диво, милостиво дарованное природой, засыпано многометровым слоем мертвого, сыпучего песка. Да, он бы не поверил своим глазам, ибо на такое не решатся благоразумные, нормальные люди. Потрясенный всем этим, наш предок понуро бы поплелся бы куда глаза глядят, но ноги сами бы его привели  к желанной, благословенной священной матушке Лене. Но и тут он бы получил очередной удар по сердцу, он стал бы свидетелем, как рычат железные чудовищные машины, по очереди сливая и сливая нечистоты, по научному фекалии, прямо в матушку — Лену. Не выдержав того, что наша священная река постепенно превращается в отхожее место, наш несчастный предок получил бы инфаркт, хотя в его время вряд ли кто-то умирал от этой распространенной сейчас болезни нашей цивилизации. Угасающий взор наш предок невольно устремил бы в сторону Якутска, который зимой покрывается туманом смогом, а летом покрывается грязными лужами. Его последний прощальный взор вряд ли обрадовали бы каменные, серые коробки зданий, удручающе однообразные, построенные даже без намека на какой-то вкус.

  У каждого народа есть свои святыни, олицетворяющие его национальное достоинство, которые являются его гордостью. Не считаться с этим – унижение и оскорбление этого народа. Такой святыней у нашего народа является река Лена. На ее берегах живут не только якуты, но и представители многих национальностей и все они считают Лену своей родной колыбелью.  Таким образом, Лена является нашей интернациональной святыней,

нашей интернациональной гордостью и охрана ее – наш интернациональный долг.  Сейчас, когда в мире становится все меньшей пригодной для питья воды, рек с чистой водой – она приобретает особенную ценность. Ведутся войны за обладание чистой водой, в рядах стран правительства не жалеют средств для строительства сооружений для очистки воды и воду можно пить прямо из-под крана и она целебна, как например, во Франции, городах и селениях в горных местностях Альп.

  Реки, как известно, питаются притоками. И наша Лена великой и многоводной стала потому, что ее издревле питают многочисленные притоки.  Одним из главных притоков реки Лена  является знаменитая река Вилюй. Река Вилюй является главной водной магистралью ряда улусов: Мирнинского, Верхневилюйского, Вилюйского, частично Кобяйского. Она играет важную, основную роль в жизненной и хозяйственной деятельности этих улусов. Чистотой своих вод река Вилюй могла соперничать даже с родниковыми ключами, а сейчас вышла на одно из первых мест чуть ли во всем мире по степени загрязненности. С карьеров алмазных трубок Мир, Удачный в притоки выкачивают астрономическое количество зараженной сероводородом воды.  Город Мирный, поселки добытчиков алмазов Айхал, Удачный, Полярный, Светлый, Алмазный ежедневно вливают в притоки Вилюя сотни тысяч кубических метров не очищенной канализационной жижи.

  Экологии реки Вилюй был нанесен громадный урон при строительстве Вилюйской ГЭС – 1 и ГЭС – 2.  Вилюйское водохранилище возникло в мае 1967 года. Под водой оказалось 1900 кв.км покрытой лесом территории. Общая масса деловой древесины около трех с половиной миллион кубометров.  Лес был полностью затоплен на корню, доля затопленного леса здесь оказалась самой высокой по Сибири. Водохранилище постепенно претерпевает сложные гидрологические, гидрохимические и биологические изменения. Трудно предсказать, чем все это отзовется в будущем на экологии всего региона.

Основная масса затопленного леса – лиственница, которая не всплывает, гниение древесины идет медленно, в течение очень длительного периода. При гниении высокосмолистого лиственничного леса образуются сероводород и фенол и сейчас содержание в воде этих вредных веществ превышает уже в несколько раз допустимые нормы. 

  При затоплении под водой оказались горные породы, богатые сульфидными минералами, содержащие медь и цинк, выходы бурого и каменного угля, очень высока здесь концентрация цинка. Все это пагубно сказалось и для рыб. Вилюй уже потерял такие ценные породы рыб, как осетр, нельма, чир, муксун. Остались лишь щука и налим, пугающие рыбаков своим  видом, уродливым от пребывания в отравленной воде. Население Вилюя, подавляя тошноту, вынуждено пить эту отравленную воду, некоторые жители вынуждены привозить воду для питья из других отдаленных водоемов. Ущерб только водной среде за десятки лет работы Вилюйской ГЭС оценивается  в сотни миллионов рублей. При этом за первые десять лет нет данных. Наверно, даже эти цифры при нашем очковтирательстве, занижены. Ущерб нанесенный  лесному хозяйству в 1968 году составлял 38 миллионов рублей.  Не поддается никакой денежной оценке тот факт, что при затоплении водохранилищем под воду ушло больше десяти месторождений каменного угля, оценочные запасы которых 50 миллиардов тонн. Навсегда захоронено под водой уникальное месторождение редких минералов, в том числе единственное в мире месторождение вилюнита и  другого ценного минерала.

  Нельзя сказать, что не принимаются никакие меры по спасению реки Вилюй. На тревожные письма жителей один высокопоставленный начальник ответил обещанием, что прекращение сброса неочищенных сточных вод объединением «Якуталмаз» будет в 1993 году. Но беспокоит такое явление, как «васькизм».  Мы все знаем басню Крылова о поваре грамотее и прожорливом коте Ваське, все мы знаем, что Васька слушает, да ест. Вот такая «васькинская» реакция на острые сигналы граждан продолжается.

  «Рыба гниет с головы», — гласит якутская пословица. Болезни рек и медленная их смерть начинается с их притоков. Как видим, один из главных притоков Лены в критическим состоянии. Это опасный симптом, грозящий экологии нашей матушки Лены и это должно встревожить всю общественность.  Слишком надеяться на обещания начальников разного ранга пресловутых «ведомств» не стоит. Тем более, когда их слушаешь, создается впечатление, что они денно и нощно радеют за родную природу, за народное добро и напрасно их обижают неблагодарные писатели. Не будет преувеличением, если скажу, что наиболее уязвимым и беззащитным перед всемогуществом НТР и бесконтрольностью ведомств является наш Север, который называют суровым. А на самом деле он хрупок, нежен, слишком доверчив.  По громким докладам высокопоставленных чиновников, по оптимистическим отчетам некоторых специалистов по Северу, по романам некоторых писателей, мы привыкли думать, что коренные жители Севера прямо таки благоденствуют. У нас сложилось представление о Севере, как неком экзотическом, красочном, умиротворенном уголке земли. А в действительности, картина там не такая, напротив, внушающая боль, даже возмущение.

  В августе 1988 года на расширенном заседании секретариата правления Союза писателей РСФСР шел тревожный разговор о проблемах экономического, социального развития Севера в условиях интенсивного промышленного освоения районов их проживания. Писатели России обратились к рабочим, геологам, строителям, золото и алмазо-добытчикам, речникам и авиаторам – ко всем, кто участвует в освоении природных богатств Севера — с призывом разорвать порочные путы ведомственной круговой поруки,

объявить войну временщикам  и бездумным поденщикам, сказать решительно — «нет!» техническому и технологическому варварству. Уровень жизни коренного населения значительно хуже, чем у приезжего населения. Социально- бытовые условия их жизни наиболее неблагоприятны по сравнению со всеми национальностями и народностями Союза.  Наблюдается острая нехватка жилья, отсутствуют элементарные бытовые удобства, жилой фонд ветхий, постройки 50-60-х годов. Политика перевода на оседлость научно не обоснована и ведет к разрушению традиционного хозяйственного комплекса, а с ним – к растворению коренного населения, его постепенному исчезновению. Продолжается интенсивная деградация пастбищ и промысловых угодий под воздействием промышленности. Эти дети природы на своей исконной земле уже  чувствуют себя чужаками, их земля уже не принадлежит им, там хозяевами являются различные ведомства — Госагропром, Минрыбхоз, Райпотребсоюз и другие.  Эти достопочтенные организации руководствуются узковедомственными, сиюминутными  интересами, они удивительно равнодушны к насущным жизненным интересам северных народов. Под страхом привлечения к уголовной ответственности им фактически запрещено свободно заниматься охотой, рыболовством даже для пропитания.  И вот они дошли до того, что радуются, что им за год продают в магазинах, как великую милость, по 500 граммов капусты, по одному килограмму муки, изредка по полкилограмма мяса. Даже консервные продукты там исчезли с прилавков. Об этом писал в газете один старейший житель Анабара.

  Из года в год угрожающе сокращается численность народностей Севера. Например, в нашей республике живут исконные жители севера юкагиры. Чистокровных юкагиров осталось всего 13 человек. Число 13 считается роковым, несчастливым, оно, мне кажется, символично говорит о многом, о критическом состоянии не только юкагирского народа. Никому не секрет, что молодежь народностей Севера забывает, или уже забыли, некоторые совсем не знают свой родной язык. Среди них наблюдается рост пьянства и агрессивности, как следствие падения их социально-психологической адаптации к быстроменяющимся условиям жизни.  Я недавно в Москве встретился со своим давнишним хорошим знакомым эвенкийским писателей Алитетом Нептушкиным, который был делегатом XIX съезда партконференции. Он мне рассказал о судьбе своего маленького народа, с горестью говорил о том, что, если будет построена Туруханская ГЭС, то будут затоплены лучшие промысловые угодья, оленьи пастбища, другими словами,  будут лишены жизненной основы целые народы.  Тогда постепенно исчезнет этот народ, его культура, язык, его генофонд. Это будет невосполнимой потерей всего человечества. В связи с этим он сообщил, что будет просить у правительства нечто вроде резервации, где этот народ мог бы свободно заниматься своими традиционными ремеслами, оленеводством, охотой, рыболовством, сможет сохранить свой этнический облик, язык, самобытный национальный характер, культуру. Может быть, в этом есть резон…

 Мы все ищем конкретных виновников в надвигающейся экологической катастрофе. Никто не хочет признаться в этом.  Но все-таки есть один конкретный виновник невидимка — это наше вопиющее всенародное экологическое невежество. Немедленно нам нужны ликбезы по ликвидации нашей экологической безграмотности, а чтобы ликвидировать эту безграмотность, нам нужна честная, правдивая экологическая информация. Недавно был произведен атомный взрыв в одном из районов Вилюйска.

Мы не знаем экологические последствия этого взрыва, чем непредвиденным грозит и обернется такой взрыв на вечной мерзлоте. По слухам, охотники находили дохлых лосей и медведей в этой зоне, а в Кырдыгайском наслеге пал целый табун лошадей, якобы от сибирской язвы.  Как говорится, свежо предание, да верится с трудом. Это говорит о том, что нам нужная систематическая, экологическая достоверная информация. Народ должен знать — кто и как обращается с его бесценным достоянием – родной природой. А она – родная природа в опасности. Недавно создан республиканский комитет Охраны природы. Для того, чтобы он не стал очередным бюрократическим органом, он должен регулярно отчитываться перед народом. Там должны работать смелые, энергичные, компетентные знающие люди, болеющие за свою родную землю, народ и словом и делом охранять природу.

  До сих пор мы на природу смотрели как на источник материальных благ, образно говоря, как на дойную корову, или тягловую лошадь. А природа – прекрасная мадонна, облагораживающая, вдохновляющая нас эстетически.  Мы все восхищаемся мадоннами Рафаэля, бессмертной Джокондой Леонардо да Винчи. А природа – мадонна мадонн, когда мы забываем об этом, то саморазоблачаемся во вселенском масштабе,  в своем дремучем бескультурии, варварстве. 

  Я знаю, в деле охраны природы нам будет трудно, потому что у нас нет передового опыта по охране природы, особенно трудно будет бороться с таким социальным явлением как «временщики». Очень опасным явлением стала «психология временщиков», что появилась давно, но об этом, по известным причинам, не принято было открыто говорить.

Это явление особенно расцветает в северных районах, где не хватает своих рабочих рук. Но время не ждет. Надо бороться за наше выживание. Другого нам не дано! Природа – наша родная мать и мы все ее дети. Это очевидный бесспорный факт и очевидным бесспорным является то, что надругательство над природой это надругательство над человеком. Разрушение природы — это разрушение человеческой личности, смерть природы – это наша смерть.

Иван Гоголев — народный поэт Якутии, писатель, драматург

 49 total views,  1 views today

от admin