Она возникла как из сна – дивная церковь, сотворенная из дерева искусными древними мастерами. Шатровая церковь, единственная, чудом сохранившаяся от некогда многолюдного города. Зашиверск — город на северной реке Индигирке сгинул навсегда от оспы, жители покинули его, а те, кто остались, погибли. Лишь эта церковь уцелела. И ее должны были вывести люди в Академгород в Новосибирск.

   Пролетая на вертолете над землей с лунным ландшафтом, они видели кругом лишь мглу, заброшенность с  унылыми крестами. Как вдруг она возникла — будто свеча  большая свеча, горевшая несчастьям всем назло.

— Ее точно ангелы зажгли, — подумала Лена и, оглядев замершие лица своих коллег, поняла, что так подумали все.

  Едва экспедиция приземлилась и начала разбирать вещи, чтобы приступить к разборке, в небе появилось странное.

Вдруг налетели тучи и показались люди. Толпа бежала, спасаясь от несчастья в ужасе  и страхе: телега с кричащими детьми,  женщины, старики, молодые, священники, шаманы в старинных одеяниях, купцы, эвены, местный люд оленей погоняли – прочь, скорее от мора страшного! Ооо!

Когда видение исчезло, все долго молчали потрясенно.

— Беда была страшенная…

—  Это знак. Не зря природа показала нам. Эту церковь увозить отсюда нельзя.

— Но так решил Совет, их заданье мы должны выполнить.

— Если мы это не сделаем, пришлют других, и выговор дадут, тогда с другими экспедициями придется распрощаться. Мы люди подневольные.

—  Однако и от нас многое зависит.

— Об этом непременно узнают люди.

— А что говорят легенды, помните?

—  Такое не забудешь. Здесь часто устраивались ярмарки. На одной особенно богатой священник и шаман по-своему благословляли разложенные товары и приметили богато окованный сундук. Шаман, увидев его, приказал вырубить на Индигирке прорубь и немедленно бросить туда. Но священник воспротивился, заявил, что скорее бросит туда шамана, чем такое добро. Сундук отрыли. Люди тотчас расхватали его богатства, драгоценности, дорогие ткани и прочее. Назавтра в городе появилась черная оспа. Погибли и разбежались все в ужасе, в том числе священник. 

Оспа периодически возникала в городе, то отступала, то снова возвращалась, пока в городе никого не осталось. Выжила только одна маленькая якутская девочка по фамилии Тарабукина. Она дожила до 105 лет.

— Как ей удалось спастись и прожить столько лет?

— В селенье вдали отсюда живут ее потомки. С ними поговорить надо.

  Вечером, закончив работы, Лена вместе с Михаилом нашли нужный дом. Потемневший от времени, он чем-то напоминал ту церковь, пережившую века. Старуха из рода Тарабукиной  тоже особое почтение внушала. Несмотря на столетний возраст, темные глаза ее из глубины морщин, смотрели ясно, живо.

— Мы из экспедиции, изучаем все здесь, хотели поговорить о вашей родственнице, предке.

— Знаю, зачем приехали и что хотели бы услышать, об этом много уж говорила.

— Но все -таки,  как ей удалось выжить.

— В жизни так ведь: кто-то погибает в катастрофах, а кто-то спасается.

Божий промысел…Она все говорила, что мать надела на нее крест, когда заболела и отправила с добрыми людьми подальше от гибели.

— Крест?..

Старуха взглядом показала на старинный серебряный крест, лежащий у изголовья.

Он напоминал крест церкви, что разбирали они весь день.

— Ее крестили в тот год, когда беда пришла. Крест с тех пор всегда был с ней, теперь передается по наследству.

— Вы же якутка, вам шаманы верно ближе.

— Веры – ветви древа одного, а корень – Он.

— Но…

— Она все говорила, если бы священник и шаман друг с другом договорились, беда бы может миновала. Но в те годы священники и шаманы друг с другом спорили особо  ожесточенно, а споры и раздоры к добру, известно, не приводят. И комета хвостатая повисла в небе, будто злой дух  ее послал – все к худу было, вот и нагрянуло. Кто-то с умыслом худым

воспользовался этим, беду с добром подбросил, нагрянула и погубила многих, как наказанье за прегрешенья. Тот, кто это сделал, и сам верно пострадал. Ведь в жизни так, если не в этой жизни, если не ты, то родичи твои ответят непременно за то, что натворил плохое. Он…- она показала потемневшим пальцем наверх,   – все видит, знает. Всем нам когда-то придется ответ держать за то, что сделали худое. Леса, земля и реки созданы Всевышним, чтобы служить нам, надобно жить в добре и мире с природой, худого друг другу не творить. Вот за грехи и посылаются нам, грешным, такие испытанья…

Старуха на прощанье гостей перекрестила крестом старинным и тяжело вздохнула.

 — Выходит, нас новые ждут испытанья. Неужели в один миг болезнь все может уничтожить и все наши новые технологии, достиженья нас мало защитят. Нравы ведь мало изменились.

— Тсс, не говори такое.

— Оставим эту церковь.

— Нет, эту не получится. Но новую непременно поставить надо.

Лена облегченно вздохнула.

— Да будет так.

Улетая, все долго смотрели с высоты на потемневшую местность. Без той церквушки она осиротела будто.

Но в заходящих лучах солнца видение возникло – чудная церковь в сиянии небесном победно освещала все кругом, и будто говорила — я есть и буду, доколе вы со мной.

Вздох общий  пролетел:

— Да будет так…Да будет.  

                                                                                                              Анна Гоголева

 69 total views,  1 views today

от admin

52 года, образование высшее.