Айсен Дойду рассказывает

АЙСЕН ДОЙДУ (Сивцев Айсен Дмитриевич) — г.р. 1941. Старший сын писателя Суорун Омоллоона. Один из первых якутских стиляг. В 1968 г. окончил ВГИК (киноведческий факультет). Драматург, поэт, прозаик, художник. Автор многих стихотворений, ряда пьес, поставленных в якутских театрах. Повесть Айсена Дойду «Небесные охламоны» — первое и единственное в своем роде произведение в прозе, правдиво отражающее суровый досуг творческой якутской интеллигенции 80-х годов XX века.

«Большая Якутская Энциклопедия»

      …Потом я попал во ВГИК… А почему именно ВГИК — потому что я очень любил смотреть кино, где новый фильм идет, я сразу бежал туда. Поэтому меня и потянуло в кино. Поступил на киноведческий, хотя мог и в художественный, — я знал, что этим студентам больше всего показывают кино, с утра до вечера мы смотрели фильмы. Тогда журналов иллюстрированных про зарубежную жизнь не было, и мы черпали информацию только из кино, как живут люди на другой половине Земли… И только ВГИК давал информацию об этой жизни. Со мной в одно время тогда учились Коля Губенко — режиссер, Валя Теличкина из знаменитых… Сережа Соловьев, известный сейчас режиссер. Шукшин был старше нас, уже заканчивал, ну, всякие там Мережко — много их было, Краузе… Шпаликов Гена был такой, Инна Гулая — «Когда деревья были большими» видел? Жена Шпаликова. Никита Михалков, я его помню очень хорошо, нормальный был студент, ничего особенного, правда, уже в фильмах снимался… Олег Видов, Нахапетов…

        В Москве стиляжничеством уже не занимался, нет, я уже стал больше читать, ходил по музеям… Меньше внимания уже обращал на внешнюю сторону, серьезнее стал. Днями и ночами читал книги — там, Сент-Экзюпери, Мережковский у нас в библиотеке был, Фрейд, много было книг даже русских авторов, которых мы до этого не знали, например, Бабеля… Репрессированных читали, которые были под запретом, а мы читали… Есенин тогда даже был запрещен! Много ходило тогда по рукам самиздата… «Кама-Сутру» даже читал, Оруэлла «1984» — за это можно было вообще в тюрьму тогда сесть… Много фантастики американской… То есть, для меня Москва открылась именно с этой стороны. В Якутск я вернулся совершенно другим человеком, тряпки уже не интересовали, больше занимался творческой стороной, уже что-то писал, поэзию очень любил, немножко рисовал… А тут все осталось почти на том же уровне (смеется). Меня тогда не взяли на телевидение, хотя мне дали направление именно на телевидение, парадокс какой-то, наш советский сюрреализм. А попал в какой-то Харбалах, работал там художником в клубе — это ж парадоксально все, какая-то глубинка Таттинского района, куда я попадаю после ВГИКа, и больше меня на работу не берут нигде… Видимо, такая установка пришла, что я такой несоветский (смеется)…

        А что касается дальнейшей судьбы первых якутских стиляг… Ну, многих уже нет в живых… Юрка Вотяков, мой близкий друг, стал одним из лучших художников-графиков республики, умер в 1980 году, в возрасте 32 лет, от опухоли в мозгу. Саввин умер от менингита, Борис Васильев — они оба тоже были художниками, Васильев как раз и разрисовывал маслом галстуки — умер от туберкулеза… Нюргун Местников, Валера Слепцов, Коля Слепцов — всех уже нет с нами… Из тех, кто жив… Клим Ефремов — ныне кандидат географических наук, знает 9 языков, недавно совершил пробег из Якутска до Магадана, рекорд такой установил… Главный нейрохирург республики Гоголев Маримест Петрович — ну, он не был таким уж стилягой, но тоже из нашего круга был, Новгородов из художественного училища был крепкий стиляга, сейчас где-то за пределами республики живет, говорят, художник хороший… Ну, кого ни возьми, из молодежи, вот, мы были самыми первыми, в авангарде были, мы были первыми, которые весь удар на себя приняли, а за нами уже все пошли — ну, из них-то многие уже стали и кандидатами, и докторами наук… А-а, Клим Туралысов тоже модой увлекался — вот он сейчас стал единственным доктором архитектуры. То есть, можно сказать, что все эти люди потом по жизни стали уважаемыми людьми, а те, кто их травил — вот они как раз и не стали, то есть, наоборот все оказалось, как показало время. Ну, это же была такая среда: дети художников, писателей, музыкантов, вот из этой среды, интеллигенции — они стали увлекаться стиляжничеством, а именно ребята из пролетарской, колхозной среды — они придерживались своих старых правил всегда. Но со временем и они стали меняться.

       Да, мы были первыми демократами. Кстати, так и можно озаглавить этот материал — «Мы были первыми», был когда-то такой комсомольский фильм…

Записал А.Семенов

ilinyakutsk.narod.ru›trilistnik/2000-1/2000-1.htm

Материал из сайта :   http://ilin-yakutsk.narod.ru/trilistnik/2000-1/2000-1.htm

Фото  с сайта  http://журнальныймир.рф/avtor/doydu-aysen

 88 total views,  1 views today

от admin