Лев Львович Габышев – писатель, переводчик, родоначальник якутской кинодраматургии начал свой творческий путь в 1938 году как поэт, опубликовав вдохновенные стихи на русском языке. Затем показал свои возможности во многих жанрах художественного слова, как драматург, прозаик, киносценарист, публицист, критик.

Он был первым якутским писателем, по сценарию которого был поставлен художественный фильм «Тайна предков» (1972 г.). В основу картины легла повесть народного писателя республики Николая Якутского «Золотой ручей».

Лев Львович создал четыре киносценария «Властелин духа», «Поединок снайперов», «Серго Орджоникидзе», «Тайна предков», является автором15 пьес, 28 интермедий, опубликованных отдельными книгами («Сулустар», «Иллэҥ киэhэлэргэ», Ыаллыылар», «Пьесалар, кэпсээннэр» и др.), многочисленных рассказов, очерков, повести «Дьол тѳрдѳ (Корень счастья)» о якутских сельчанах в период Великой Отечественной войны. Лев Львович писал прозу одновременно на родном и русском языках, будучи двуязычным писателем.

  Лев Львович был и всесторонним переводчиком, особое место в его работе как переводчика занимает якутский фольклор — это художественный перевод сказок и подстрочный перевод олонхо К. Урастырова «Тойон Дьагарыма»; его перу принадлежит получивший высокую оценку литературоведов сводный текст подстрочного перевода героического эпоса якутского народа «Нюргун Боотур Стремительный».

 Он также перевел на якутский язык различные по стилю и тематике поэтические произведения Степана Щипачева, Владимира Сосюры, Максима Рыльского, Адама Мицкевича, Михаила Исаковского, Александра Прокофьева и т. д.  На русский язык он перевел произведения якутских писателей: Н. Неустроева, C. Элляя, Н. Мординова, Д. С. Омоллоона, Н. Якутского, Н. Заболоцкого, Д. Тааса, Софр. Данилова, И. Никифорова, А. Абагинского, В. Протодьяконова, А. Сыромятниковой, А. Федорова и др. Нередко это был авторизованный перевод; он делал и подстрочный перевод классиков якутской литературы — А. Софронова, стихи и пьесы, П. Ойунского и А. Кулаковского — избранное.

  «Писатель и человек всестороннего дарования», — эту творческую особенность Льва Габышева отметил еще народный писатель Якутии Суорун Омоллоон в газете «Эдэр коммунист» за 14 ноября 1970 года. Л.Л.Габышев стоял и у истоков создания литературно-художественных журналов «Полярная звезда», «Хотугу сулус», был редактором, заведовал отделом прозы.

Главное, определяющее в характере, судьбе

  100-летие писателя общественность республики отметила торжественно. Были написаны статьи, состоялись различные мероприятия в честь этого знаменательного события и пр. Молодому поколению, не заставшему многих наших почитаемых писателей в живых, предоставляется возможность читать их книги, воспоминания близких, родных, друзей, почитателей творчества и таланта.

 Среди них особо отметим воспоминания близких, которые как никто знают своих родных, любят, помнят и почитают, что весьма ценно и важно. Именно они могут  рассказать о характерных особенностях их личности, событиях жизни вопреки неумолимому течению времени, уводящему в забвение. Так дочь Льва Львовича Габышева – Луиза Львовна, доктор филологических наук, профессор СВФУ им.М.К.Аммосова, вспоминает:  «Отец испытывал неописуемое удовлетворение, когда приносил реальную пользу конкретному человеку. В нашем доме, как в любой другой якутской семье, всегда кто-нибудь жил или ночевал… Помню многочисленных соседей, родственников, знакомых, которым он грамотно составлял заявления о квартире, пенсии, инвалидности, советовал, звонил, обивал пороги, прося за кого-то. Он первым поддержал тогда еще не известного юкагирского писателя Семена Курилова и помог ему опубликоваться в ‘’Полярной звезде’’. Отец был прирожденный ходок за ‘’униженных и оскорбленных’’, сострадание у него было в крови…».

Подобно своим любимым героям из олонхо, которое он очень любил с малых лет, как его дядя – знаменитый олонхосут, заступался за обиженных. А в олонхо человек определяется не только как «икки атахтаах, иннинэн сирэйдээх — двуногий, переднелиций», но и как «аЇыныгас санаалаах — с жалостливыми (добрыми) думами». Традиционное якутское благопожелание счастья пророчит: «Стань плетью конному, посохом пешему, накорми голодного, обогрей замерзшего». Верно, это было главным, определяющим в его характере, судьбе.

Непосредственным поводом для ареста отца в 1942 году (с. Бердигестях Горного района) послужило его заступничество за одну старушку, у которой на его глазах уводили со двора в счет налогов единственную корову. Старушка вцепилась в хвост и волочилась за коровой, вслед бежали, плача, ребятишки — мал-мала меньше. «Уведете кормилицу, с голоду дети помрут», — так причитая, упрямая хозяйка не отставала от коровы. Сердце моего отца, конечно, не могло выдержать такой картины, и он вступился, мол, ее сын, единственный кормилец, на фронте и потому не полагается по закону отнимать корову.

На следующий день, 10 апреля, его арестовали…»

«Роковую роль в судьбе отца сыграло его непочтительное отношение к начальству. Это тоже было у него в крови».

Лев Габышев был арестован органами НКВД в составе группы из девяти человек в апреле 1942 года. Им вменялось в вину участие в контрреволюционной буржуазно-националистической антисоветской организации, «корни которой идут от Максима Кировича Аммосова и Егора Степановича Данилова, бывшего заведующего районо Горного района», а также тайная связь с империалистической Японией – обвинение, по словам Е.Е. Алексеева. (Алексеев Е.Е. Признаю виновным… (Служба безопасности Республики Саха (Якутия) – М., 1996. – С.111).

Обвинение довольно стандартное. «Следствие вели очень сурово и жестоко. Часто били, садили в холодное подполье, кроме карцера», – писал бывший из девяти подсудимых И.И. Павлов (Архив УФСБ РФ по РС (Я), ф. 2, д. 2263-р, т.1. – С. 374).

О суровости и жестокости следствия свидетельствует и тот факт, что еще до суда во время ведения дела скончались три человека (Алексеев Е.Е. Признаю виновным… (Служба безопасности Республики Саха (Якутия) – М., 1996. – С.112).

«Он был репрессирован в годы войны, когда работал в Горном районе агрономом. Репрессирован был, даже смешно сейчас говорить об этом, за «шпионскую службу» в пользу Японии. Это можно же было такое придумать, что абсолютно никакого отношения к нему не имело — к его натуре, к его работе, к его гражданскому достоинству! Тем не менее, он стерпел, выдержал эти 3 года репрессий». Это был тяжелое время в судьбе писателя. Предельно точно сказал об этом трагическом периоде жизни писателя Д.К. Сивцев – Суорун Омоллоон: «Жесткое время, время насквозь идеологизированное, эпоха так называемой диктатуры пролетариата не очень подходили для людей, устремленных к добру и красоте, служащих бескорыстно своему народу, но не желающих быть подхалимами. Это время ломало людей, превращая их в льстецов, ловкачей и карьеристов. Лев Львович не подчинился такому насилию духа. Он стойко оставался человеком, верным традициям прогрессивной литературы и интеллигенции… Он был человеком сильного духа» (Лев Габышев/Сост.: Л.Л. Габышева. Якутск: Сахаполиграфиздат, 2005. стр. 43).

К счастью, История все расставляет на свои места.

28 августа 1956 года Президиум Верховного суда Якутской АССР принял Постановление о полной реабилитации Л.Л. Габышева «за отсутствием в его действиях состава преступления».

 «Отец мало рассказывал об этой поре жизни и всегда при этом темнел лицом, — вспоминает Луиза Львовна. — Невольно вспоминаю строки из его первых стихов: «Обидно мне до слез… друзья, вы слышите, обидно… Как издевались надо мной…// За что по мне стреляли?.. Били?.. О, как обидно! Как вспомню — кровь вскипит волной!». Стихотворение я случайно нашла уже после смерти отца в его архиве. Он говорил, что выжил только потому, что ни за что не признавал себя виновным. Даже тогда, когда к виску было приставлено дуло пистолета».

Нередко случалось, что обвиненные не выдерживали, ломались или погибали. Но он не сломился, смог найти в себе силы преодолеть эти черные годы, что не прошли, конечно, без тяжелых моральных и физических последствий.

Что же помогло ему выстоять? Стойкость, мужество, сила духа?.. Безусловно.

Но в чем он черпал силу?..  Верно, его отличали обостренное чувство справедливости, стойкость духа,  умение преданно, глубоко любить. Он очень любил свою дорогую супругу, дочерей, родителей, семью.

 Отец его,  Лев Егорович Габышев и мать Матрена Григорьевна, в девичестве Бояркина, занимались хлебопашеством, держали скот. 

Супруга Наталья Иннокентьевна Габышева – Поротова (26.07.1924 – 15.12.1975)  – внучка купца II гильдии Петра Илларионовича Захарова окончила Якутскую фельдшерско-акушерскую школу во время II мировой войны работала фельдшером в поселке Быков мыс на севере Якутии, затем – в различных медицинских учреждениях республики.

 Лев Львович и Наталья Иннокентьевна поженились в 1946 году, у них родилось пять дочерей: Лира, Ася, Альбина, Луиза, Наталья. 

По словам Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона, который хорошо знал большую семью Габышевых, дочери получили прекрасное воспитание, работают по своему призванию и таланту и все – на ниве просвещения и искусства.

Они очень любят своих родителей, почитают, помнят и делают все, чтобы увековечить их добрые имена. И это тоже все – от любви.

Луиза Львовна Габышева отмечает: «Мы выросли в большой дружной семье. Только сейчас осознаю, что наш семейный мир стоял, как на китах, на любви. Отец носил на руках тяжело больную мать. Любовь друг к другу. Любовь к людям. Любовь к книгам. Любовь ко всему живому — дереву, собаке, бабочке…»

Это также обусловило выбор Львом Габышевым дела всей своей жизни, стойкой жизненной позиции, а также во многом способствовало становлению его как профессионального писателя, личности всестороннего таланта.

Великий трудолюбец — взыскательный мастер слова

«Завет Плиния «Ни одного дня без строчки», – мог бы служить его девизом, — подчеркивает Ася Львовна. — Как бы поздно он ни лег — утром был в трудах. Его честолюбие — это честолюбие писателя, для которого литература не только профессия, но и цель, смысл жизни. Он не переноси фальши, конъюнктурных оценок, групповых делишек. Его писательская и человеческая честность и принципиальность были столь высокого образца, что многие не понимали его. Он был непримирим, когда дело касалось родной ему литературы».

Лев Львович был и хорошим теоретиком. В одном интервью, отвечая на вопросы корреспондента газеты «Молодежь Якутии», он говорил, что, кажется, отдает слишком много времени изучению теории. Когда в 1958 году издательство «Молодая гвардия» выпустило в свет сборник, в числе авторов которого были начинающие якутские поэты, Л.Л.Габышев написал рецензию на него, где на основе показа высокого уровня поэтического мастерства предрекал большое будущее И.Гоголеву, М.Ефимову и П.Тобурокову («Молодежь Якутии», 1958 г., 25 марта). Он не ошибся, сегодня эти имена – гордость якутской литературы среди других ее славных имен.

 23 октября 1958 года, накануне IV съезда писателей республики, Лев Львович опубликовал в газете «Социалистическая Якутия» статью под характерным названием «Будем откровенны и принципиальны». Он одним из первых поднял вопрос о мастерстве писателей. А мастерство, по Льву Габышеву, подразумевало глубину и художественную силу, индивидуальный стиль и язык. В статье он открыто критиковал такое широко распространенное и потому типичное тогда отношение к произведениям художественной литературы, когда существенным критерием их достоинства признавалась тема, а не творческое мастерство писателя. В этой связи Лев Габышев писал: «А мы, радуясь подчас тому, что человек взялся за современную тему, прощаем ему недостатки и языка, и композиции».

«Еще в пору детства мы всегда ощущали, что его духу не нужно никакой тщеты окружающей обстановки, внутреннему существу отца были чужды внешние атрибуты благополучия. Мир для него был гораздо просторнее и проще, не отягощенный привычными представлениями о славе, стяжательстве, о жизни и смерти. В нем чудесным образом жили юмор и детскость, творческая фантазия, какая-то поэтическая устремленность — особый внутренний огонь, который, словно вечный двигатель, заставлял его, несмотря на сложные перипетии судьбы, жить, двигаться, творить», — подчеркивает Ася Львовна.

 Временем творческой зрелости стали для писателя 1970-е годы. Преодолев тяжкие испытания, писатель много работал. Было создано первое национальное кино «Тайна предков», с успехом прошли на сцене драматического театра им.П.А.Ойунского спектакли «Соседи», «Звезды Абаги» и другие драмы, были опубликованы повесть, рассказы и лирико-философские новеллы, скетчи и интермедии, художественные переводы и литературно-критические статьи. И вот новый для писателя жанр – детектив. Материал был предложен Иваном Зозулей, майором КГБ, который обратился в редакцию журнала «Полярная звезда»  за литературной помощью в то время, когда заведующим отделом прозы работал писатель Лев Габышев.  Для майора предложенный материал был частью жизни, тех событий очевидцем, возможно, участником которых был сам. А в жизни, как известно, происходят такие события, что лучше и не придумать. Если бы не это обстоятельство, то трудно было бы поверить, что подобные события происходили у нас в республике, в отдаленном северном крае. Но по истории, Гитлер, изучая науки, в т.ч.эзотерику, хорошо знал потенциал северных, арктических земель и снаряжал туда экспедиции. Даже после разгрома в Великой Отечественной войне 1945 года скрывшиеся от возмездия фашисты продолжали протягивать лапы к богатствам края, страны, но действовали тайно, скрыто, о чем и рассказано было в повести «Волки не дремлют».

Недаром один из ее центральных лейтмотивов  – это охота, как отмечает исследователь Луиза Габышева. Охота на хищного зверя – одна из реалий северной жизни.  В повести — это выслеживание и захват чекистами, сотрудниками госбезопасности, диверсантов, ведущих сложную, хитроумную игру, где нет места эмоциям, каждый шаг должен быть продуманным, выверенным, а наблюдательность и выдержка – необходима, чтобы выиграть и добиться цели. Борьба продолжается, но уже скрыто, с применением необходимых средств и пр., но прежде всего – опыта, знаний, ума, мужества и воли, в сочетании с твердыми нравственными качествами, установками и благородными целями в четкой слаженной работе всей системы органов Госбезопасности.

 В повести иностранная разведка пытается внедрить своих агентов в геологическую экспедицию, чтобы похитить, завладеть разработками инженера Орешкина, его схемой металлоискателя. С этой целью появляется диверсант, которому поручено выполнить особое задание. Он выходит на контакт с бежавшим в далекий северный край бывшим полицаем. Бандит, бывший каратель, полицай Дроздов – бежал от возмездия в «Адычан», отдаленный северный город, и стал Зайцевым. «Его прошлое – фашистский холуй. В годы войны участвовал в карательных экспедициях. Охотился на партизан. Его вина  такова, что не выдержит земля». Однако, чтобы арестовать его, нужно собрать улики и прочий материал.

 Чтение повести требует постоянного внимания, работы ума, ведь здесь происходят особые события, которые обычной жизнью никак не назовешь. Прибывший агент иностранный разведки, скрываясь под чужой фамилией, именем, делает все,  чтобы выполнить свое задание. А за ним стоит — мощная иностранная разведка, имеющая большой опыт работы, в коварных, далеко идущих планах.  Нашим разведчикам предстоит не только взять его, что казалось бы просто в городе, поселениях с небольшой численностью жителей, но и узнать, с кем он связан и пр. Их работа показана в буднях, в такой привычной каждому северному жителю обстановке, среде, на природе и в городе, северных поселках. Необходимо выверить каждый шаг, все обдумать, чтобы не спугнуть противника, не сорвать тщательно разработанную операцию.

  Но в жизни, как известно, все не предусмотришь, трудно все предугадать и рассчитать, особенно когда имеешь дело с коварным, опытным врагом. Случаются и ошибки, и обо всем этом писатель и бывший майор КГБ  рассказали правдиво, честно. Это не обычный шпионский приключенческий детектив, с перестрелками, бурными событиями,  а художественное произведение; в сложной игре умов, битве, в которой выиграть  может тот, кто умнее, проницательнее, в изложении обыденной, на первый взгляд, повседневности.

Она показана вначале свежими глазами лейтенанта Черенкова, «чья душа полна нездешней силой и в душе горит нездешний свет», прибывшего на порученный ему участок. Ему в школе говорили о многих захватывающих вещах, интересных операциях. А столкнулся новичок с реальностью,  где нет вроде бы ничего подобного. Но в этом он заблуждается.

«Интересное  для нас, конечно, мы сами должны искать – в повседневных, будничных делах. Для этого нас и поставили. Труд чекиста не всегда романтика, не везде приключение. Мы – как пограничники. Только граница наша – везде. Это в книгах, как правило, все герои, будто только тем и занимаются, что ищут — ловят шпионов-диверсантов. Однако лучше держать границу на замке, не дать ее нарушить. Так и в стране, народу нашему спокойнее строить новую жизнь», — отвечает на это Николай Спиридонович Оллонов, один из таких пограничников, начальник Черенкова.

 Герои повести — подполковник  Айсен Антонович Турантаев, Николай Спиридонович Оллонов, Юрий Васильевич Черенков, Иван Петрович Марченко и многие другие работают, чтобы разоблачить и обезвредить врагов. Подрывная работа тех ведется вовсю: так у инженера Орешкина пропали его разработки по металлоискателю, а для геологов, работников геологической экспедиции такие приборы очень важны, значительно облегчают их труды по поиску полезных ископаемых, составляющих богатство страны, а значит — мощь державы, государства. Дело это становится все более сложным,  особо важным:  в Адычан приезжает министр Госбезопасности республики полковник Вагин. Сотрудники поняли, что имеют дело с опытным врагом, который умеет скрываться, запутывать следы, и им предстоит нелегкая задача – обезвредить, остановить его, раскрыть связи одной сложной сети.

В повести есть и любовь, и сложная интрига, и детективный сюжет, который по ходу развития действия все усложняется: в эфир начинает выходить неизвестная радиостанция, передающая радиограммы, появившийся племянник инженера Орешкина — Павел быть может вовсе не Павел, а шпион под псевдонимом «Вольф», который обязан встретить другого человека и получить от него задание. Для этого его снарядили всем необходимым: шифром, рацией, оружием, инструкциями, крупномасштабной картой севера Якутии и пр. Шпиона можно взять, но прежде надо выявить более крупного «зверя», и оперативники разработали сложную операцию, от исхода которой зависит многое…

 События разворачиваются стремительно. Преступник опытен, коварен, скрываясь под чужими именами, идет на убийства, бьет неожиданно, из-за угла, ведет тайную войну.

Писатель Лев Габышев точными штрихами в описании обстановки, природы, людей, не только передает атмосферу, но и старается раскрыть содержание.

Как подчеркивает исследователь Луиза Габышева: «Охота как своеобразный код сюжета подтверждается «говорящими именами» персонажей. Одного из диверсантов зовут Вольф «волк». Фамилия чекиста Оллонова созвучна  якутскому глаголу олоо «следить, выслеживать, преследовать по следам» (Пекарский: стлб.1816) — капитану отводится главная роль в преследовании и поимке диверсантов. Фамилия полковника Вагина образована от слова вага «шест или толстая жердь, служащая рычагом для поднятия тяжестей (МАС т.1:164). Упомянутая фамилия Оллонов производна от якутского слова оллон, которое тоже означает шест, только уже «для вешания котлов с варой на костре (Пекарский: стлб.1816).

В основе русской фамилии Черенков лежит существительное черенок «рукоятка какого-либо орудия». Якутская фамилия Турантаева, другого персонажа, ассоциируется со словом тура «узкая часть какого-либо орудия (на которое насаживается рукоятка) (ЯРС:419).

В этом отражается взгляд автора на органы безопасности как своеобразное орудие защиты политической власти. Чекисты – люди, исполняющие служебный долг, стоящие на страже безопасности мирных граждан, страны и подчиненные строгой военной дисциплине. Их жизнь трудна и опасна, под угрозой жизни, в повести преступник бьет из-за спины, не останавливается ни перед чем.

 Но к счастью, как бы ни хитра, коварна, изощренна в своем опыте, действиях вражеская иностранная сеть, разведка, работники наших органов безопасности с честью выполняют свой служебный и моральный долг защитников родины, мирной жизни народа — пограничников, которые всегда на страже, как показано в повести «Волки не дремлют».

 Богатый жизненный материал,  что лег в основу повести, сюжета, опыт чекистской работы Ивана Зозули,  художественное мастерство Льва Габышева воплотились в замечательную книгу «Волки не дремлют». Повесть, написанная в 70-е годы, актуальна и значима  и теперь, особенно сейчас, когда фашизм поднял голову и действует открыто, как на территории некогда братской республики бывшего Советского Союза – Украине и стал реальной угрозой, снова заявляя о себе в разных странах.

«Повесть «Волки не дремлют» занимает в творчестве Льва Габышева особое место: для писателя, знакомого не понаслышке и книгам с сотрудниками НКВД, это произведение было определенной вехой жизни и творчества, став своеобразным актом прощения, гражданского примирения и согласия…- подчеркивает Луиза Львовна. – Всем своим творчеством и жизнью Лев Габышев шел против всего, что разъединяет людей, искажает их человеческую сущность».

Верно, он был из той когорты людей, писателей, поэтов, которых отличали «приверженность к добру и неприятье зла», как сказал об этом в своих стихах народный поэт Якутии Иван Гоголев, которому Лев Габышев напророчил большое будущее.

«Человек всегда должен быть в пути, познавая, созидая, он наполняет счастьем и дух, и тело, и все окружающее…Глядя на тебя – такой человек есть! – людям должно быть легче и радостней жить, пусть меняются, глядя на тебя, и строят жизнь красиво и честно», — утверждал Писатель и Гражданин Лев Габышев устами своих героев. И он с честью  прошел свой путь, несмотря на все испытания, так оставил после себя светлую Память, доброе, честное Имя.  

«Его сегодня нет, но живо его наследие, и жив его человеческий благородный облик», — сказал о жизни и деятельности Льва Габышева народный писатель Якутии — Д.К.Суорун-  Омоллоон.

Такие люди, в их стойкости, мужестве, преданности высоким нравственным идеалам да будут всегда примером нам, верным ориентиром,  чтобы строить жизнь красиво и честно, «наполняя счастьем и тело, и дух, и все окружающее», несмотря  ни на какие невзгоды.

Литература, источники:

Лев Габышев, Иван Зозуля. Волки не дремлют. Якутск, 2005.

Даль, 1955.- Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка в I – IV томах.- М., 1955.

Э.Пекарский, стлб. – Пекарский Э.К.Словарь якутского языка: в 3-хт.-Якутск, 1958 – 1959.

Илин №4, 2000. Д.К.Суорун –Омоллон.

«Он был человеком сильного духа…» // «Полярный круг в Якутии», №5, 04.11.2000, с.15.

 БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Республики Саха (Якутия); Книга памяти Республики Саха (Якутия) — т. 1; Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург)

https://amp.ww.ru.freejournal.org/8215001/1/gabyshev-lev-lvovich.html

А.И. Гоголева – канд.фил.наук,

старший научный сотрудник Литературного музея им.П.А.Ойунского

 79 total views,  1 views today

от admin

52 года, образование высшее.