Начало Нового года – время волшебства, сказок, что приходят вместе с запахом елки, огнями гирлянд, разноцветными игрушками, радостными хлопотами, надеждами и ожиданием лучшего.

 На Севере, в стране долгих, суровых зим, сказки особенно любимы. Они, уводя в  другие миры, завораживают сюжетом, красочными описаниями, точностью словесных оборотов.

«Сказки слушали с раннего вечера и до «предутреннего сна», то есть подряд тринадцать-четырнадцать часов. (Богачи иногда заставляли рассказывать сказки подряд по трое суток с короткими перерывами для сна и еды.) Слушали все с затаенным дыханием, сильно увлекаясь и стараясь не проронить ни одного слова, — подчеркивал А.Е.Кулаковский –один из первых якутских языковедов и фольклористов, поэт. — Каждый позабыл свои заботы, свое горе и унесся в волшебный, прекрасный мир чарующих грез… А сам сказочник, как истинный поэт, увлекся больше всех: у него даже глаза закрыты, чтоб окончательно отрешиться от «грешной» земли с ее злободневными дрязгами и прозой… В глазах слушателей сказочник совершенно преобразился: это не прежний знакомец Уйбаан, а какое-то сверхъестественное прекрасное существо, окруженное таинственным ореолом».

Сказки служили главным родом поэзии, главным средством просвещения.

«Сказки составляют для якутов несомненную историческую истину. Они идут рядом с якутскими поверьями и обычаями, по возможности осмысливают последние, служат главным источником для объяснения всех явлений жизни и в то же время главным средством для укрепления якутов в шаманстве и суеверии. Бесчисленное множество собственно якутских сказок относится к прародителям рода человеческого вообще и якутов в особенности, а также к происхождению разных животных…»

«Если бы собрать только одни якутские сказки, которые еще живут в настоящее время в устах якутов, то и в них одних можно было найти довольно данных для истории умственного развития якутов», — заключал И.А. Худяков в конце 60-х гг. XIX в.

Сосланный в Якутскую область, он тяжело переносил ссылку, будучи вегетарианцем, пренебрегал своим здоровьем и даже жизнью, открывал якутский мир для себя, конечно, и в надежде на то, что его труды дойдут до ученого мира. Из написанных им за очень короткий срок работ сохранились всего две рукописи, не считая «Опыта автобиографии», однако даже они поражают объемами увиденных и записанных Худяковым фактов материальной и духовной жизни якутов. Для этого нужно было, прежде всего, овладеть якутским языком. Ученый быстро освоил его в такой степени, что этому и по сей день удивляются просвещенные якуты. 

До ссылки Худяков, как собиратель, охотно записывал русские сказки. Как исследователь он привлекал еще сказки других славян, а также немцев, финнов и других народов. В ссылке он занялся записью якутских сказок и, вероятно, мечтал приготовить исследование их в сравнительном плане. Худякову удалось записать нескольким более 20 сказок, судя по рукописям без каких-либо сведений о рассказчиках. Тяжелое заболевание прервало его плодотворную работу. Это случилось, по-видимому, в 1869 г.

Лишь с 80-х гг. XIX в. собирание якутских сказок получило продолжение. Сказки собирали политические ссыльные: В.Л. Приклонский, Е.Д. Борисов, Н.А. Виташевский, М.П. Овчинников, В.Л. Серошевский, Э.К. Пекарский и др.

На рубеже XIX — XX вв. среди якутов уже были люди, способные оценить значение сказок и заниматься их собиранием. А.Е. Кулаковский один из первых из них обратил внимание на сказки. Его интересовали по преимуществу тексты, содержащие этиологические мотивы, и он записал таких произведений, по меньшей мере, полтора десятка.

 20-е гг. XX века поэт, крупный деятель нарождавшейся якутской национальной культуры, первый организатор процесса становления гуманитарных наук в Якутии П.А. Ойунский, не раз слышавший сказки, воспроизвел их по памяти и записал в своей литературной обработке. Он не пренебрегал и сказками русского происхождения: среди сохранившихся записей есть тексты об Александре Македонском и Соломоне Мудром. 

Увлеченный идеей восстановления истории якутов по фольклорным преданиям, Г.В. Ксенофонтов попутно также собирал сказки. По данным Г.У Эргиса, он записал в 20-е гг. XX в. 50 сказок.

В 1930-е гг. собирание сказок стало развиваться. В нем зачастую принимали участие местные жители, прежде всего учителя и школьники. Обычно они записывали только образцы.

С их участием А.А. Савин, собиратель якутского фольклора, сумел собрать на Вилюе в 1939 году 72 сказки.

В 1940-е гг. сказки продолжали понемногу записывать в разных поселениях. Положение изменилось с 1950 году, когда Научно-исследовательский институт языка, литературы и истории поручил Г.У. Эргису (1908 — 1968), получившему начальную филологическую подготовку в Казанском педагогическом институте, возглавить проведение собирательской работы. Накануне Великой Отечественной войны он закончил аспирантуру в Киеве. С его участием в 1950 — 1960-е гг. было сделано немало новых записей сказок в разных местах Якутии. Процесс собирания, похоже, нарастал, однако безвременная кончина Г.У Эргиса прервала его. И снова, как в 1930-е гг., собирали сказки по преимуществу любители. 

В 1980-е гг. собиранием сказок недолго занималась подававшая большие надежды Ю.Н. Дьяконова, однако местонахождение ее записей остается неизвестным. С того же времени и собирал народную прозу на родном Вилюе В.В. Илларионов. Он составил перечень записей сказок, собранных со времени Эргиса и до наших дней и хранящихся в фольклорном архиве Якутского филиала СО РАН. По его сведениям, последние 30 с небольшим лет в Якутии записывали в среднем не более 5 сказок в год.

Литература:

 «Якутские народные сказки» /Сост. В.В. Илларионов, Ю.Н. Дьяконова, С.Д. Мухоплева и др. — Новосибирск: Наука, 2008

https://www.yakutskhistory.net Ю.И.Смирнов. 

 94 total views,  1 views today

от admin

52 года, образование высшее.

Один комментарий к “Сказки к нам приходят”
  1. Полезная и интересная рубрика! СПАСИБО!!!

Обсуждение закрыто.