За свою недолгую жизнь он сделал удивительно много, работая в трех жанрах литературы. Его называли Поэтом Божьей милостью, якутским Пушкиным, а в последние годы — Горой Солнца, как почтительно называют на Севере особо почитаемых людей.

  Поэтическим кумиром его творчества был Пушкин. Он, как и другие якутские писатели, поэты посвятил ему свои произведения, поэму «Встреча с Пушкиным», «Вторая встреча с Пушкиным». Первое произведение написал восемнадцатилетним юношей. Отсюда  и восторженность обращения к святому имени кумира, общий романтический настрой поэмы.

Основной, жизнеутверждающий дух поэзии Пушкина – верность народным чаяниям, любовь к простому народу и вера в лучшую долю России, Родины были характерны и для его творчества.

  Во «Второй встрече с Пушкиным» он отразил любовное, трепетное отношение к великому Пушкину, с тревожными мыслями о том, что мир очень хрупок и люди в одночасье могут потерять великий дар природы – родную матушку землю. И мы все должны и обязаны сохранить ее.

Строки Пушкина, великого жизнелюбца, были бесконечно близки  ему:

 «Но не хочу, о, други, умирать, я жить хочу, чтоб мыслить и страдать». Жизненное кредо Пушкина — творить и мыслить для народа, стало для Гоголева путеводной звездой.

Он часто обращался к его стихам, перевел на якутский язык его стихотворения. Его первый роман в стихах «Солнечная гора» о дружбе, любви и верности молодых написан онегинской строфой. Этот роман  с восторгом встретила публика, соратники по перу.

 В последние годы жизни с головой погрузился в одухотворяющий мир великого поэта. При этом он оставался самим собой – самобытным поэтом, с ярко выраженной творческой индивидуальностью, поэтом Севера, его людей,  Природы – великой, таинственной и первозданной. Перед вами его стихи:

Я – якут

Колыбель моя! –

                        Северный свет.

И нежна земля и сурова.

Я – якут. Столько прожил лет,

Сколько древней легенды слово.

Наделила судьба меня

Молчаливостью, простотою.

Словно Север, не сразу я

Сокровенное приоткрою.

Средь безмолвия злых снегов

Долго предки мои молчали

Угнетенные. Оттого

Мое сердце в рубцах печали.

Мать иссохла в голодный год,

Ее губы в ночи роптали

На судьбу свою. Оттого

Мое сердце в рубцах печали.

Будто душу прожгли клеймом –

«Инородцем» меня назвали

Царской милостью. И о том

Я молчал. А  глаза кричали…

Я – якут, вровень с веком встал.

Счастлив ныне. И горд сознаньем.

Олонхо· на земля созидал,

Словно северное сиянье.

Полыхает оно в ночи

И шумит вековой тайгою…

Конь крылатый мой звонко мчит

Лунной стежкою голубою.

Это он бьет копытом, ржет,

На созвездья косится глазом…

Мой тяжелый горячий пот

Въелся в землю и стал алмазом!..

Север мой, колыбель моя.

И нежна земля и сурова.

На земле своей счастлив я –

И мое рождено здесь слово!

Голос ездовых собак

Мы – терпеливые собаки.

Наш вид неласков и суров.

Глаза мерцают – как во мраке

Мерцают ответы снегов.

В глазах дворняжек гордый вызов,

Высокомерья скрытый яд.

А мы от жалких блюдолизов

С презрением отводим взгляд.

Мы не прельщаемся покоем –

Тепло и ясный свет любя.

И долгим, злобным волчьим воем

Не унижаем мы себя.

От лени праздной, как от срама,

Бежим к становьям, деревням,

Спешим… Смотрите, люди, прямо

В глаза доверчивые нам.

Кто вас бескрайними полями

Везет по снежному песку?

Кто ежедневно делит с вами

Усталость, холод и тоску?

Пока мы сами не застынем,

Не превратимся в камень, снег,

Мы не оставим, не покинем

Тебя в пустыне, человек.

Чтобы тебя не мучил холод,

Готовы мы дохою стать.

Чтобы тебя не мучил голод,

Готовы мы едою стать.

Хвостом угодливо  виляя,

Кусков не просим дармовых.

Без нас мертва земля немая.

Промерзший мир – пустынно тих.

Без нас, немых, без нас, готовых

Идти на все без лишних слов,

Добрался б ты до двух суровых,

До двух  великих полюсов?..

О нашей славе повсеместной

Чванливо речи не ведем.

Лишь заработанную честно

Рыбешку мерзлую грызем.

Из поэмы «Встречи с Пушкиным»

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о, други, умирать;

Я жить хочу, чтоб

Мыслить и страдать…

Наш век…Негаснущие ветры

Дымятся на горячем пепелище.

Под грузом тяжких дум,

Под бременем забот нелегких

Колени преклонил я:

Куда ведет он?

Как поступит?

Века суровые застыли в ожиданье.

Вот справа – добрые дела мои.

Все, что совершил на благо, справедливо,

Мне белокрыло освещает путь.

Меня на добрый день благословляет.

Вот темные грехи мои.

Все, что совершил недоброго, плохого,

Путь мой нелегкий злобно проклинает.

Проклятья шлет на мой дальнейший путь.

Так путь мой в неизвестности лежит,

Тая в себе и радости и беды,

Таинственного будущего вздох,

Тревожа беспредельностью простора.

Так утонул мой путь в неясной мгле,

Туман покрыл границу роковую.

Взлетит ли он к вершинам голубым,

Взойдет ли он к высотам светозарным?

Опустится ли в подземелья мрак,

Оставив позади мои надежды?

О, очень, очень хочется мне жить!

О, никогда еще с таким волненьем

Я не взирал на снега синеву,

На колдовскую снега белизну,

На кружевные инея узоры.

Все изумляет, трогает до слез,

И серенький невзрачный мотылек,

И радужная капля дождевая,

Готов я им смиренно поклоняться.

О, очень, очень хочется прожить

Большую жизнь,

Такую, чтоб вокруг

Бурлила радость и цвели улыбки,

Беды б не знали люди никогда.

За эту жизнь готов я ежечасно

Идти на бой…

 Быть для людей опорой и спасеньем,

Боль исцелять,

Бороться с полуправдой,

Будить планету песней по утрам…

Большую жизнь хочу прожить, мечтая

Бессмертным стать для счастия людей!


· Олонхо – якутский народный эпос.

 277 total views,  1 views today

от admin