ВСЕ ТО, ЧТО МНИШЬ…

Если думу тяжелую…

Анемподисту Ивановичу Софронову выпал трудный жребий родиться в сложную эпоху глобальных перемен. Судьба его оказалась тоже сложной, полной крайних противоречий.

С одной стороны, он с самого начала творческого пути был понят и принят, почти сразу получил общенародное признание. Был на виду, в гуще общественной жизни…

В 1921-28 годах был директором первого Якутского театра. Избирался депутатом ЯЦИК. В 1925 году ездил в Москву и Ленинград на 200-летний юбилей АН СССР в качестве представителя республики. В 1926 году принимал участие в работе I тюркологического съезда. В 1926-28 годах работал главным редактором литературно-художественного журнала «Чолбон». Дружил с П. Ойунским, М. Аммосовым, И. Бараховым и другими выдающимися личностями.

Но, с другой стороны, он пережил сокрушительную любовную драму. Любимая жена ушла к другому. Не избежал тяжелой участи жертвы репрессий, как и многие его друзья и соратники. В 1928 году он был необоснованно осужден и сослан в Архангельскую область. На Родину вернулся в 1933-м уже больным и, прожив всего два года, умер в 1935 г. в Якутске.

И посмертная судьба поэта, если можно так выразиться, не была гладкой: вокруг наследия классиков якутской литературы разгорелся многолетний научный и идеологический спор, разделивший почти всю творческую, научную и даже партийную интеллигенцию на его противников и сторонников. Спор пустил глубокие корни и был настолько принципиальным, что становился одним из доводов при смене первых лиц в республике.

Из-за обвинения в буржуазном национализме классики якутской литературы вернулись к своему народу только в самом конце 50-х, начале 60-х годов прошлого века.

Великой удачей было то, что за перевод произведений Кулаковского и Софронова взялся выдающийся русский поэт Владимир Солоухин. Он сумел найти редчайшую возможность адекватного звучания якутского стиха на великолепном русском языке.

В переводе Владимира Солоухина стихи Анемподиста Софронова получили новое рождение. Поэт наконец-то вышел на всесоюзную арену и заслужил признание самой взыскательной публики. Якутский мастер слова достойно пополнил ряды классиков всех тюркоязычных народов.

В течение последних двух десятилетий в забвении оказалась вся классическая литература бывшего Советского Союза. За это время выросли новые поколения читателей. Я уверен, что для многих из них станет приятным открытием творчество великого поэта Анемподиста Софронова.

Николай Лугинов, народный писатель Якутии

…Анемподист Софронов должен стать живым достоянием нашей многонациональной литературы. / Владимир Солоухин 

Анемподист СОФРОНОВ.

Перевод Вл. Солоухина


Из поэмы «Родина моя”

О родина,

Якутия моя!

Как заколдованный забытый богатырь,

Окованный железными цепями,

Коленопреклоненный, неподвижный,

Вдали,

В углу земли,

У кромки Ледовитой

Ты спишь, не в силах чары одолеть.

Но верю, знаю,

Верю и надеюсь,

Что ты проснешься,

Сбросишь эти цепи,

Ты обернешься

Бодрым, смелым, сильным,

И вот когда-то

Земля от всех снегов освободится,

Река от толстых льдов освободится,

Тайга от зимних вьюг освободится.

А люди,

Замурованные в юртах,

Сидящие под стражей лютой стужи,

Все на ноги поднимутся,

Все встанут

И выйдут на свободу, где земля

Теплом весенним радостно курится,

Где солнце светит, тучи разогнав.

Предсказываю это и пою

Могучие таинственные силы,

Весенние потоки и грома.

Из книги: Софронов, Анемподист Иванович (1886-1935).

Северная ночь [Текст] : [стихи] / А. Софронов ; пер. с якут., сост. и примеч. В. Солоухина. — Москва : Советская Россия, 1984. — 175 с.

Статья ВСЕ ТО, ЧТО МНИШЬ…  Если думу тяжелую…

из сайта    http://voskres.ru/literature/poetry/luginov.htm

Фото   из сети Интернет

 35 total views,  1 views today

от admin

52 года, образование высшее.