Творческая работа «Трудовой подвиг якутян в тылу»

Выполнили:

Чебудаева Вероника Анатольевна,

ученица 8 класса,

Руководитель:

Иванова Надежда Константиновна

учитель химии

п.Сангар,2020 г.

История жизни моей прабабушки Эрни Риттер

 В нашей семье с любовью и трепетом хранят память о прабабушке по маминой линии Травкиной (Риттер) Эрны Ивановны, жительницы блокадного Ленинграда.

Моя прабабушка Эрна Ивановна Травкина (Риттер) родилась 13 декабря в 1930 г., Ленинградской области в г. Колпино. Семья была многодетная и дружная, пятеро детей в ней подрастали – один брат и четыре сестры. По национальности она была немка, т.к. отец был немецких кровей, а мама – русская.

Хочу поделиться ее воспоминаниями, рассказывающими о жизни в тяжелые годы войны.

 Она является спецпереселенцем. Ее родители, дед с бабушкой, она – все были коренными ленинградцами. Отец работал старшим сталеваром на Ижорском заводе. Мать в колхозе. Семья была большая и дружная. Пятеро детей в ней подрастали – один брат и четыре сестры. И все бы ничего. Но вмиг все перевернулось в жизни, стоило только бешеным вихрем пронестись по округе: «Война!» Фронт неумолимо приближался. Поначалу все держались за дом, жили пока в нем. Но как стали рваться рядом снаряды, изрешетили осколками и окна. И двери, ушли в подполье. Но и там, бывало, как рванет, что дух захватывало. Время от времени военные напоминали: «Пора, собираться! Немец близко!» А немцы и в правду и человека ловили на прицел, и животину какую – кошку или собаку, проходу не давали.

Пришел день, (в марте 1942 года семью эвакуировали), когда уже в подполье оставаться было небезопасно. Тогда мать с отцом велели ребятишкам одеть по две пары белья, прихватили кое-что по мелочи и поспешили поскорей. Помниться мать пробираясь сквозь огонь и дым. Все старались протянуть их всех к себе, укрыть, сберечь. Мама успокаивала: «Не бойтесь детки, не бойтесь!» Так начался тогда их долгий путь от родного порога, тот путь, который уже никогда не возвратил ее тогда одиннадцатилетнюю девочку на малую Родину! Не раз они меняли погреба, укрываясь от взрывов, в них, когда то хранили овощи, чем они и питались, время от времени. Приходилось даже есть картофельные очистки и всякие отходы, хлеба такового не было…

Голод

  Труднее становилось с едой, запасов никаких с собой не было. Хлеб выдавали по 125 граммов. А как он мгновенно таял во рту! Заметно стали сдавать родители от голода. Когда их семью эвакуировали, грузили в вагоны, мать уже стала пухнуть с голоду. Дети тоже держались за стены, если надо было куда-то пройти. Уже потом, когда выросла, стала отчетливо вспоминать, как мать, бывало, вытащит из-под подушки хлеба и дает им. Свой паек отдавала, а сама не доедала!

В дороге от голода сначала умерла мать, чуть позже, через несколько остановок, и отец. Так, отправляясь из Ленинграда, из целой семьи приехали в Усть-Кут четыре сироты. Пароход их привез до Булуна, где младшие учились в интернате, а старшие работали. И за отца и за мать осталась старшая сестра Катя, ей было тогда 20 лет. Как было не тяжело, а время шло, младшие подрастали. Учеба моей прабабушке, Эрне Ивановне, давалась несложно. Она была самая маленькая в классе и самая голосистая пела песни, рассказывала стихи о Ленине и Сталине, о Родине на все праздники ее ставили в первый ряд.

На трудовом фронте

 Не раз вспоминала, как на трудовом фронте еще девочкой начала работать на рыбозаводе, жили тогда уже в Таас Тумусе. Приходилась все делать: рыбу разделывать, солить, плести корзины для налимов. Мальчишек же в навигацию 1944- 1945 годы собирали на разгрузку в Тикси. Приходили большие американские пароходы, разгружали их, порой падая от усталости.

Жизнь после войны

В Таас Тумусе Эрна Ивановна познакомилась со своим первым мужем Иваном. Родила детей двух дочерей, но когда дети еще были маленькие, случилось несчастье с мужем. Он погиб. Позже переехали в поселок Смородичный , там прабабушка встретила своего второго мужа, тоже Ивана — якута. Родила двух сыновей. Жили дружно. Работала сторожем на складе. Еще позже переехали поселок Сангар и прожили здесь остаток своей жизни.

Семейная реликвия

 Эрна Ивановна порой путает язык, то на русском говорит, то незаметно перейдет на якутский — родной язык второго мужа. Знала финский — в детдоме были финны, и бурятский- зять родом из Бурятии, и немецкий – свой родной, помнит.

 В Ленинграде она так больше и не была ни разу, но вот принесла почти знак «900 дней» и стало ясно, что связующая нить никогда и не прерывалась.

 К сожалению, моей прабабушки, Эрна Ивановна уже нет в живых, она умерла в августе 2008 года, мне тогда всего 3 годика было, я ее не очень хорошо помню, но знаю, что моя прабабушка была добрая, отзывчивая, всегда помогала, чем могла. Моя бабушка и моя мама много про нее рассказывают. В нашей семье самым главным праздником считается праздник день Победы — 9 мая. В память об Эрне Ивановне остались медали: «Жителю блокадного Ленинграда», «60 лет Великой Победы», «Снятие блокадного Ленинграда».

 Эти медали будут переходить из поколения в поколение, как семейная реликвия нашей семьи в память о моей прабабушке – Эрны Риттер. Мы всегда будем помнить ее и рассказывать о ней своим потомкам.

 26 total views,  1 views today

от admin

52 года, образование высшее.